Финляндия

Большое внимание финские разведывательные органы уделяли советским военнопленным. Вербовка агентуры из их среды производилась непосредственно в лагерях после тщательной и всесторонней проверки кандидатов.

В первые месяцы после вступления Финляндии в войну против СССР на стороне Германии ее разведывательные органы начали активно забрасывать в тыл Красной Армии свою агентуру из числа военнослужащих финской армии. Перед разведчиками ставились задачи по наблюдению за работой железных дорог в при фронтовой полосе, сбору сведений о передвижении воинских частей и выяснению обстановки в приграничных районах. Агенты обычно были хорошо вооружены и имели прямую установку командования — в случае опасности задержания принимать бой. Легендами и документами прикрытия они, как правило, не снабжались. Из-за слабого знания общественно-политической обстановки и языка агентурные возможности финских разведчиков в советском тылу были ограничены.

Начиная с 1942 г. финские спецслужбы перешли к ведению разведки в тылу Красной Армии с помощью тщательно подготовленных и вооруженных боевых групп.

1. Сборник материалов об органах финской разведки. 1944 г. 2. Докладная записка ГУКР «Смерш» в НКВД СССР об аресте на территории Финляндии 20 белогвардейцев, агентов германской и финской разведок
1. Сборник материалов об органах финской разведки. 1944 г. 2. Докладная записка ГУКР «Смерш» в НКВД СССР об аресте на территории Финляндии 20 белогвардейцев, агентов германской и финской разведок

Для этого при 2-м (разведывательно-контрразведывательном) отделе генерального штаба (главной квартиры) финской армии был создан «Отдельный партизанский батальон» под командованием подполковника Совио, перед которым ставилась задача по ведению разведывательно-диверсионной работы в тылу Красной Армии. Батальон насчитывал до 700 человек и состоял из четырех рот. Две роты под командованием майора Мартича находились в городе Каяни и предназначались для действий на северном участке Карельского фронта Красной Армии. Одна рота, которой командовал майор Куйсманен, дислоцировалась в районе города Петрозаводска (Косалма) и проводила свои операции на южном участке Карельского фронта. Еще одна рота была придана Рованиемскому отделению разведки для действий на Кандалакшском направлении и в районе Петсамо (Мурманская область). Командовал ротой майор Паатсола.

Агентурно-боевые группы, по 5-30 человек в каждой, проникали в тыл Красной Армии на глубину до 150 километров. В их состав включались проводники-переводчики из числа коренных жителей Карелии. Все группы были снабжены портативными радиостанциями для связи с центром.

Перед группами ставились задачи вести наблюдение за шоссейными и железными дорогами, фотосъемку военных объектов, собирать сведения об укреплениях и передвижении частей Красной Армии, захватывать «языков», осуществлять диверсии и тер-рористические акты.

Отряд активно действовал на протяжении всей войны. Основным объектом его интереса являлась Кировская железная дорога и ряд шоссейных дорог, связывающих части действующей Красной Армии с тылами.

Большое внимание финские разведывательные органы уделяли советским военнопленным. Вербовка агентуры из их среды производилась непосредственно в лагерях после тщательной и всесторонней проверки кандидатов.

Для подготовки агентуры были созданы две разведывательные школы: в Петрозаводске, которой руководил майор Петерсон, и в городе Рованиеми, при Лапландском отделении разведки. Эту школу возглавлял майор Паатсола.

Срок обучения в школе длился от трех до девяти месяцев с обязательным освоением радиодела. После завершения курсов агентура перебрасывалась в советский тыл группами по два-три человека, как правило, под видом военнослужащих Красной Армии.

Перед агентами ставились задачи по сбору сведений военного характера, о моральном политическом состоянии личного состава Красной Армии и гражданского населения, по выявлению тактических и стратегических планов военного командования, о состоянии промышленных предприятий. Иногда агентам поручалось проведение диверсий на коммуникациях.

Для получения разведывательных данных местное население, как правило, использовалось «втемную», без оформления вербовок.

Большая часть агентуры, подготовленной из числа советских военнопленных, после заброски в тыл Красной Армии к выполнению заданий не приступала, а являлась с повинной в органы госбезопасности. Некоторые из сдавшихся в плен финских разведчиков по заданиям подразделений ГУКР «Смерш» и НКВД вели оперативные игры с противником с целью его дезинформации.

Наряду с использованием советских военнопленных финские разведорганы прибегали к вербовкам зафронтовой агентуры из числа гражданского населения оккупированных районов Советского Союза. Для этой работы привлекались лица, скомпрометировавшие себя сотрудничеством с финскими властями.

Эта категория агентуры, как правило, перебрасывалась через линию фронта с легендой, рассчитанной на легализацию в советском тылу. После непродолжительной подготовки эти агенты чаще всего переходили линию фронта под видом перебежчиков, не пожелавших оставаться на оккупированной территории.

Даваемые им задания были не столь сложны и не требовали специальных знаний. В основном они сводились к проведению подрывной идеологической работы среди советского населения путем распространения провокационных и панических слухов, а также к сбору сведений о передвижении частей Красной Армии и численности гарнизонов в различных населенных пунктах.

Масштабы использования этой категории агентуры были незначительны. Пик активности финских спецслужб на данном направлении пришелся на 1941-1942 гг. Однако в дальнейшем финны почти не прибегали к этой форме разведывательной деятельности.

Создать за время войны в глубоком тылу Красной Армии длительно действующие резидентуры финским разведывательным органам так и не удалось. Не найдя эффективных форм работы и неся значительные потери, они были вынуждены ограничить свою деятельность усилиями войсковой разведки в ближайшем тылу, а также опросами пленных.

Подрывную работу против Советского Союза в годы войны вели также спецслужбы других стран-сателлитов Германии: Венгрии, Болгарии и т.д. Однако их деятельность принципиально ничем не отличалась от проанализированной выше работы разведок Румынии и Финляндии и не рассматривается в настоящем очерке.

1229 Просмотров