15.06.2020
Интервью

Кадровый набор

СЛУЖБЕ В АРМИИ И ВОЕННОЙ КОНТРРАЗВЕДКЕ АНАТОЛИЙ МЯГКОВ ОТДАЛ 33 ГОДА

22 июля 2020 года одному из старейших ветеранов советской контрразведки подполковнику в отставке Анатолию Петровичу Мягкову исполнится 97 лет. Он является кавалером двух орденов Красного Знамени и двух орденов Отечественной войны I степени, награжден медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», «За безупречную службу» I и II степени и другими наградами. Общий стаж службы подполковника Мягкова в Советской армии и органах военной контрразведки насчитывает 33 года. О наиболее запомнившихся эпизодах своей биографии Анатолий Петрович рассказал в интервью журналу «ФСБ: За и против».

Беседовала Екатерина Кислярова

 

Анатолий Петрович, как начинался Ваш боевой путь?

В декабре 1941 года я был призван в военкомат, где мне предложили добровольно вступить в Красную армию, что я и сделал. 2 января 1942 года мне вручили документы и направили в 1-е Московское пулеметно-минометное училище. Сначала я прибыл в Казань (туда в связи с близостью немцев было временно передислоцировано училище, затем, в марте того же года, мы перебазировались в подмосковный поселок Хлебников). В сентябре я окончил училище с присвоением звания лейтенанта и был направлен в распоряжение управления кадров Министерства обороны, где получил назначение в город Горький, в лагерь, где формировались четыре лыжные бригады. Я попал в 1-ю отдельную лыжную бригаду командиром взвода минометной роты 1-го батальона. В первых числах января 1943 года наша бригада выехала на Западный фронт. В городе Елец Орловской области мы выгрузились и сразу же по пали под бомбежку. Начальник финансовой части бригады погиб, остальные уцелели. С этого дня наша бригада участвовала в боях на территориях Орловской, Курской и Белгородской областей.

При наступлении на Белгород в селе Черноголовка я лицом к лицу встретился с немцем. Он, как оказалось, по параллельной улице шел, а между этими двумя улицами был проулок, куда мы одновременно свернули. Так и встретились: я с одной стороны из-за дома вышел, а он – с другой.

И что же?

Я среагировал быстрее и взял его в плен, за что, как я узнал впоследствии, меня наградили орденом Красной Звезды. Это был мой первый орден. В апреле началась весенняя распутица, на лыжах уже не пройдешь, поэтому наша бригада вошла в состав 894-го стрелкового полка 211-й стрелковой дивизии Центрального фронта. За участие в сражениях на Курской дуге я получил второй орден Красной Звезды. Это страшный бой был, и мы, и немцы дрались, как звери, не щадя, как говорится, живота своего.

В июле 1943 года наш полк стоял на реке Припять, километрах в 15-ти от Чернобыля. Я тогда был командиром роты минометчиков. И вот как-то утром я взял с собой двоих солдат и пошел на наблюдательный пункт, откуда должен был указывать цели и вести корректировку огня минометов роты. Мы перешли через Припять (она там по колено) и пошли по берегу реки. Вдруг со стороны немецких позиций раздался выстрел, в реку упал артиллерийский снаряд. Следующий упал на огород (мы мимо населенного пункта шли). Я говорю: «Ребята, сейчас третий по нам!» Не успел сказать, как среди нас разорвался снаряд и мы все трое были ранены. Меня ранило в ногу, одного солдата – в ягодицу, еще одного – в голову. Еле доползли до «сорокопятки», стоявшей неподалеку. Ее командир заказал лошадей, чтобы отправить нас в санроту, но сначала мне нужно было заехать в батальон сдать документы. В санроту мы приехали уже вечером. Там решили, что на ночь глядя по лесу в медсанбат ехать не стоит. Утром посадили нас в повозку и повезли. Проехали километров пять и встретили местных жительниц. Они кричат нам: «Вы куда едете?» Я говорю: «В медсанбат». – «Какой вам медсанбат! В 300 метрах отсюда немцы». Оказывается, немцы ночью пошли в наступление. Мы гоним лошадей, приезжаем – а медсанбата нет. Нам говорят: «Езжайте быстрее, может быть, он стоит еще на переправе через Припять». Мы помчались к мосту. Когда приехали, переправа уже шла, нас, как куль, бросили в последнюю машину. В этот момент я увидел, как со стороны Чернобыля вышли пять немецких танков, до них было километра полтора. Мы успели проехать через мост, и его сразу же взорвали.

Полтора месяца я находился в госпитале, потом опять вернулся в свою дивизию, в свой полк, принял свою роту. Мы воевали за Киев, Тернополь, Каменец-Подольск, дошли до предгорья Карпат. За участие в боевых действиях по освобождению города Винницы, где располагалась ставка Гитлера, я был награжден орденом Отечественной войны I степени.

А как Вы попали в Смерш?

В мае 1944 года меня вызвали в политотдел дивизии и сказали: «Вы по партийному набору направляетесь в распоряжение кадров Управления Особых отделов военной контрразведки «Смерш» Народного Комиссара Обороны 1-го Украинского фронта». В течение 12 дней я проходил обучение при Управлении контрразведки Особых отделов «Смерш», а потом меня направили на стажировку в Особый отдел 8-го оборонного отряда. Месяц я стажировался, а потом ночью был вызван в Чертков и получил направление в 1-ю Московскую школу ГУКР НКО «Смерш». По ее окончании 10 июня 1945 года я поступил в распоряжение кадров Управления Особых отделов военной контрразведки «Смерш» по Московскому военному округу и был зачислен в штат оперативным работником.

Где Вы служили?

Сначала меня направили в Серпухов, затем в Балашиху, где располагался танкоремонтный завод. Там работал строительный батальон. В числе его военнослужащих был один, служивший в немецкой полиции на оккупирован ной территории. Я его выявил.

Как это произошло?

К сожалению, уже не помню, это давно было. Помню лишь, что родом он был из Курской области. В 1947 году я был направлен оперуполномоченным на Центральную военную базу ВВС Министерства обороны СССР, но уже в 1948-м ставки оперов там сократили, оставив только старшего уполномоченного. Потом я работал на строительном заводе, на заводе по ремонту автотранспорта иностранных посольств. Все это в Подмосковье. А в январе 1949 года меня направили в Германию, в Управление Особых отделов военной контрразведки МГБ группы советских оккупационных войск в Германии. Там я проработал шесть лет – в Особых отделах 9-й, 7-й и 10-й дивизий.

Перед отправкой в Германию Вас как-то дополнительно инструктировали? Ведь Вы должны были работать в других условиях, и задачи, вероятно, отличались?

Ну, я там сразу попал в подчинение начальника Особого отдела дивизии, каждый день проходили совещания, на которых нам говорили, какие мероприятия надо провести. Работа, конечно, отличалась. В Советском Союзе основное внимание уделялось безопасности объекта. А в Германии надо было отвечать и за дисциплину, и за агентуру, следить, кто из немцев чем интересуется. Но самое главное, чтобы дезертирства не было.

Бывали случаи?

У меня не было, но вот в 10-й дивизии спустя полгода после моего отъезда от туда старшина Круг изменил Родине. Немка его увела в Западный Берлин.

А о каких-нибудь эпизодах из Вашей практики можете рассказать?

Когда я служил в 9-й дивизии в городе Котбусе, мои люди из числа солдат сообщили, что два каких-то немца очень часто заходят в туалет на плацу (там был большой такой плац около моего 692-го артиллерийского полка). Мне тоже это показалось странным. Я велел солдатам просверлить в туалете дырочку и понаблюдать. Оказалось, что эти немцы собирали письма, которые наши солдаты получали из дома, а затем использовали вместо туалетной бумаги. Они были агентами организации Гелена (германская разведывательная организация, позже преобразованная в Федеральную разведывательную службу Германии – БНД. – Прим. ред.) и таким образом добывали информацию о жизни в Советском Союзе.

В 1952 году я был направлен в 7-ю дивизию, дислоцировавшуюся в Фюрстенвальде, это недалеко от Берлина. Там стояли три полка дивизии и была еще танковая школа. Нас там трое контрразведчиков работало. Напротив штаба располагалось небольшое предприятие, где шили и стирали одежду. Там работали 12 женщин. Они были у нас кастеляншами. Некоторые офицеры заводили отношения с этими немками. С одним из таких офицеров дружил мой человек. И как-то офицер ему рассказывает: «Ты знаешь, я был у немки, она меня угощала очень хороши ми вещами, у нас таких нет». Мой человек говорит ему: «Как-то это пахнет нехорошо». Офицер спрашивает: «Что же мне делать?» А тот отвечает: «Да ты обратись к капитану Мягкову, он тебе объяснит». Утром этот офицер зашел ко мне и рассказал все, о чем я уже знал от своего человека (улыбается). Нам было известно, что с помощью таких подарков немцы вербуют агентуру, значит, и кастеляншу эту завербовали. Было принято решение ее перевербовать. Ее послали в лагерь якобы для того, чтобы порядок там навести, но во Франкфурте негласно сняли с поезда для вербовки. Она все рассказала: как ездила в Берлин, как получила там задание склонить офицера, с которым встречалась, на измену и переход границы. Согласилась с нами сотрудничать. Но один наш прапорщик видел, как ее задерживали во Франкфурте, и, вернувшись в Фюрстенвальде, рассказал ее сестре: «А твою сестру контрразведчики арестовали». Слух об этом сразу прошел по всей нашей прачечной, в результате чего другая немка, о которой мы знали, что она также ездит на встречи с вербовщиками, и которую я уже разрабатывал, сбежала в Западный Берлин. Мы не успели ее задержать. А первая, та, что мы перевербовали, покончила с собой.

Почему?

Мы так и не узнали мотивов. Возможно, испугалась чего-то, возможно, не захотела с нами связываться.

Затем я был переведен в 10-ю дивизию, которая стояла в Потсдаме. А в марте 1955 года вернулся обратно в Московский военный округ и работал уже тут: во Владимире, в Нахабино, в Балашихе. В моем послужном списке два автомобильных батальона, танкоремонтный завод, военные и авиационные базы… В августе 1972 года я уволился из военной контрразведки и до сентября 1993 года работал на разных руководящих должностях предприятий Министерства обороны, занимаясь в основном кадровыми вопросами.

Последние события
Открытие памятной таблички
11.09.2020
Ленинградская область

Открытие памятной таблички

Состоялось совещание по координации взаимодействия Патриаршего подворья и Совета ветеранов военной контрразведки ФСБ России
04.09.2020
Москва

Состоялось совещание по координации взаимодействия Патриаршего подворья и Совета ветеранов военной контрразведки ФСБ России

Урок мужества
03.09.2020
Екатеринбург

Урок мужества

Открытие мемориала павшим воинам
03.09.2020
с. Нижнеиргинское

Открытие мемориала павшим воинам

Другие статьи
Из цикла документальных материалов УФСБ России по Центральному военному округу «Вся правда о «СМЕРШ».
Биография
Екатеринбург
Судьба контрразведчика
Биография
Владивосток