02.09.2020
Владивосток
Биография

Судьба контрразведчика

Военные контрразведчики Тихоокеанского фло­та в годы Великой Отечественной войны поставили проч­ный заслон японской агентуре на Дальнем Востоке. Они заблаговременно провели мероприя­тия, которые во время Советско-японской войны позволили нейтрализо­вать разведорганы и агентурную сеть противника. В итоге была решена главная задача – разгром японских спецслужб, которые в течение многих десятилетий зани­мались организацией и осуществ­лением разведывательно-подрыв­ной деятельности против нашей страны.

Сотрудники военной контрразведки с оружием в руках мужественно сражались с японцами, проявив при этом присущие настоящим воинам высокий патриотизм, стойкость и бесстрашие. За вы­полнение специальных заданий в 1941-1945 гг. свыше тысячи со­трудников органов контрразвед­ки Тихоокеанского флота награж­дены правительственными награ­дами.

О судьбе оперативного уполномоченного отдела контрразведки «Смерш» островного сектора береговой обороны Владивостокского Морского оборонительного района лейтенанта Крыгина Михаила Петровича мы хотим рассказать отдельно.

Крыгин М.П.

 

Биографию Крыгина Михаила Петровича можно назвать обычной для тех лет. Родился 25 июля 1918 года в селе Кабановка Куйбышевской области. С 1925-го по 1934-й учился в школе, окончив которую, пошел работать в типографию газеты политотдела машинно-тракторной станции. После этого Крыгин М.П. трудился еще на нескольких печатных предприятиях Куйбышевской области. В 19 лет он вступил в комсомол, а через два года, в 1939 году, был призван на Тихоокеанский флот.

Во Владивостоке Михаил Крыгин окончил курсы младших командиров и проходил службу в 39-м отдельном батальоне морской противовоздушной обороны. Через некоторое время произошло первое продвижение по службе — Михаил был назначен на должность помощника политрука.

Но вот настало 22 июня 1941 года. Вся страна, от Белоруссии до Дальнего Востока, встала на защиту Родины. Тихоокеанский флот, хотя и базировался на другой стороне континента, ни на секунду не смыкал глаз — под боком находилась Япония. Этот союзник Германии еще в 1938 и 1939 годах уже пытался скрестить мечи с СССР на озере Хасан и реке Халхин-Гол. В Маньчжурии стояла Квантунская армия в полной боевой готовности, а в Тихом океане вели военные действия корабли самого мощного военно-морского флота в мире.

В то время Михаил Крыгин служил на батарее 68-го зенитного артиллерийского дивизиона ПВО флота. В дни, когда за тысячи километров шла борьба с немецкими захватчиками, он читал бойцам своего подразделения сводки с фронта, рассказывал о победах Красной армии. Но с самого начала войны мысленно он был там, вместе с теми, кто на передовой защищал Родину. Несколько раз Крыгин М.П. писал рапорта с просьбой отправить его с маршевыми батальонами на фронт, но всякий раз получал отказ.

И вот 8 апреля 1943 года 25-летний краснофлотец написал рапорт в особый отдел: «Настоящим прошу Вас зачислить меня в органы Особого отдела НКВД, так как я имею большое желание быть оперативным работником и вести борьбу с контрреволюцией, шпионажем, с врагами Советской власти. В дни, когда советский народ занят Великой Отечественной войной и живет единой мыслью — изгнать немецко-фашистских захватчиков с нашей территории, я обязуюсь, не щадя своих сил и жизни для блага советской Родины, оправдать высокое звание чекиста. Прошу Вас не отказать в моей просьбе». И ему не отказали.

После окончания краткосрочных курсов подготовки оперативного состава Михаил был назначен оперуполномоченным отдела контрразведки «СМЕРШ» Владимиро-Ольгинской военно-морской базы ТОФ.

Он сразу с головой окунулся в работу. Вспоминает один из его сослуживцев: «Михаил Крыгин никогда не жаловался на трудности, хотя порученный ему участок работы отличался разбросанностью объектов оперативного обслуживания на сотни километров. Несмотря на отсутствие транспорта, он регулярно бывал на всех объектах, знал оперативную обстановку на них, поддерживал тесную связь с командованием, оказывая действенную помощь в укреплении боеготовности».

Товарищи, знавшие его по работе в этом подразделении, вспоминали о Михаиле как о трудолюбивом и оптимистичном человеке. По их словам, этого молодого чекиста знали и уважали командиры, офицеры и просто солдаты всех частей.

Именно во время службы во Владимиро-Ольгинском отделе Михаил Крыгин впервые показал свои оперативные способности. Благодаря его работе в одной из частей была раскрыта деятельность целой группы военнослужащих, вынашивавших изменнические намерения и планировавших перебежать к японцам в Маньчжурию.