22.07.2020
Москва
Хроника

«Не до ордена – была бы Родина...»

Среди произведений отечественной и зарубежной литературы почти нет объективных трудов об участии советской военной контрразведки в Великой Отечественной войне. Далеко не все потомки войсковых контрразведчиков знают о том, что их дед или прадед в годы войны служил в особых органах частей и соединений Красной армии или Красного флота. А если и знают, то точно не о характере их работы, боевых подвигах и трагических буднях. Эта информация долгие годы находилась под грифом «совершенно секретно».

Текст Светлана Кузяева

По уточненным на сегодняшний день данным, 61 882 работника отечественных спецслужб не вернулись с полей сражений, и большинство из них - сотрудники Особых отделов НКВД НКГБ СССР – отделов контрразведки «Смерш» НКО - НКВМФ СССР. Их не часто награждали орденами и медалями, а об их подвигах стало известно лишь спустя десятилетия после Великой Победы.

Военные контрразведчики находились на боевом посту с первых дней войны. Государственный Комитет Обороны возложил на них массу задач, связанных с нейтрализацией вражеских спецслужб, защитой государственной тайны, наведением порядка в войсках. Но в тяжелые минуты боев военные контрразведчики не могли оставаться в штабах и командных пунктах. Они направлялись в первые эшелоны действующих войск, зачастую заменяя убитых командиров и увлекая за собой бойцов в атаку.

***

Первые ощутимые потери органы военной контрразведки понесли в боях под Москвой. В начале октября 1941года в окружение вместе со своими частями попали сотрудники Особых отделов 37 дивизий, 9 танковых бригад, 31 артиллерийского полка и управлений четырех армий. Живыми врагу они не сдавались. Из 70 человек личного состава Особого отдела только одной, 24-й армии из окружения вышли лишь восемь человек.

21 октября 1941 года в распоряжение 43-й армии Западного фронта под Москву из Забайкальского военного округа прибыла 93-я Восточно-Сибирская стрелковая дивизия. Части дивизии получили приказ задержать противника, наступавшего вдоль Варшавского шоссе. После 45-километрового марш-броска от места прибытия забайкальцы вступили в бой на рубеже Каменка – Богородское – Горки. На всех участках обороны дивизии противник сталкивался с железной стойкостью и героизмом забайкальцев, в рядах которых сражался и оперуполномоченный дивизии Александр Иванов. Получив военные навыки в Ленкоранском погранотряде, в 1938 году он начал службу в военной контрразведке 1-й Московской стрелковой дивизии. В июне 1939 года с частью красноармейцев его направили в Забайкальский военный округ во вновь сформированный 266-й стрелковый полк. В составе 93-й стрелковой дивизии полк участвовал в боях на реке Халхин-Гол, в Советско-финляндской войне, после чего вернулся в Забайкалье и дислоцировался там до начала Великой Отечественной войны.

Осенью 1941 года за пять дней сражений у стен столицы потери командного и рядового состава 93-й стрелковой дивизии составили свыше пяти тысяч человек. Военный опыт и знание оперативной обстановки Александра Георгиевича были востребованы в организации обороны и наступления 266-го стрелкового полка. «Особист» трижды водил бойцов за собой в атаку. Уничтожил двух немецких снайперов, у которых были обнаружены особо ценные документы.

В сражении 29 октября у деревни Кузовлево, левее Варшавского шоссе, 266-й стрелковый полк, как и другие части дивизии, потерял почти весь личный состав. В этот день Александр Иванов снова был на поле боя во главе полка. Несмотря на превосходство противника и в живой силе, и в технике, сломить дух советских солдат ему так и не удалось. Получив тяжелое ранение, контрразведчик Александр Иванов вечером того же дня скончался. Его похоронили в братской могиле села Кресты. Посмертно он был удостоен ордена Красного Знамени.

***

Ситуация на севере страны складывалась не менее драматично. Не сумев с ходу захватить Мурманск, фашистское командование стремилось вывести свои части на железную дорогу и к берегу Белого моря. На Карельском фронте были разбиты 313-я, 314-я стрелковые дивизии и другие воинские соединения. В бою у села Красная Пряжа 10 сентября 1941 года, возглавляя роту красноармейцев, погиб оперуполномоченный Особого отдела 1-й Краснознаменной дивизии Александр Падалка. В сражении 12 сентября 1941 года взял на себя командование батальоном оперуполномоченный Особого отдела 313-й стрелковой дивизии Максим Бабушкин. В тот день дивизия понесла существенные потери. У деревни Матросы погиб и Максим Петрович. 9 октября 1941 года в районе местечка Яниш-Пола в схватке с врагом геройски погиб военный контрразведчик той же 313-й стрелковой дивизии Александр Кугучев. Здесь же, в Карелии, боевой подвиг совершил уполномоченный 88-й стрелковой дивизии Михаил Полунин. Оказавшись в окружении с бойцами 426-го стрелкового полка, он, заманив финских солдат и офицеров в блиндаж, подорвал их вместе с собой спрятанной в кармане гранатой. Посмертно Михаил Полунин был награжден орденом Ленина.

В февральских сражениях 1942 года у 9, 14 и 16-го разъездов Кировской железной дороги участвовали большинство военных контрразведчиков Масельской оперативной группы. Только за 6 февраля с попавшими в окружение красноармейцами погибли четверо сотрудников Особого отдела 367-й стрелковой дивизии. Среди них – старший оперуполномоченный Особого отдела дивизии Михаил Гедеонов, который до последнего патрона защищал командный пункт. Пик противостояния на Карельском фронте в этот период пришелся на весну 1942 года, когда, по замыслу советского командования, практически одновременно проводились две наступательные операции на Мурманском направлении и в районе Кестеньги. По своему характеру и условиям они стали одним из тяжелейших испытаний для командиров, бойцов и сотрудников особых органов частей и соединений 14-й и 26-й армий.

29 апреля 1942 года во время контрнаступления финских войск следователь Особого отдела 26-й армии Александр Баранников с группой приданных ему бойцов смогли остановить отступавших в тыл красноармейцев 263-й стрелковой дивизии. Заменив убитого командира полка, он повел солдат в бой, но был тяжело ранен. Его место занял оперуполномоченный той же дивизии Александр Кузнецов. К вечеру обоих раненых контрразведчиков нашли на поле боя и эвакуировали в госпиталь, где на следующий день Александр Баранников скончался. Его товарищ долгое время находился на излечении, но так и не смог восстановиться от ран и был демобилизован.

***

5 августа 1941 года началась оборона Одессы, которая длилась чуть больше двух месяцев. Защищать отрезанный от Южного фронта город выпало войскам Черноморского флота, Одесской военно-морской базы и Приморской (Отдельной приморской) армии, судьба которой в годы Великой Отечественной войны сложилась, пожалуй, наиболее трагично. Созданная 20 июля 1941 года армия за три недели наладила оборону на подступах к городу, в результате чего были отражены попытки овладеть им 4-й румынской армией. Немецко-фашистские войска насчитывали 17 пехотных дивизий и семь бригад, однако Приморской армии (переименованной с 20 августа в Отдельную) удалось остановить вражеское наступление в 8–15 километрах от города.

Многие эпизоды героической обороны Одессы связаны с именами в том числе и военных контрразведчиков. 15 августа 1941 года в разгар боя в районе с. Кагарлык между первым и третьим батальонами 287-го стрелкового полка 25-й стрелковой дивизии прорвался противник. На командный пункт полка поступили данные о том, что красноармейцы бегут с поля боя. В тот же момент на передовые позиции выехал оперуполномоченный дивизии по полку Георгий Бутер. Ему удалось восстановить боевой порядок, и бойцы, потерявшие убитым своего командира, вернулись на поле боя во главе с контрразведчиком. Через некоторое время Георгий Денисович был тяжело ранен и отправлен в госпиталь.

9 сентября, находясь на передовой, при выполнении особо важного задания был убит оперуполномоченный 95-й стрелковой дивизии Валентин Князев. Он прибыл под Одессу из Московского военного округа и был направлен для контрразведывательной работы в 241-й стрелковый полк.

Валентин Иванович был в курсе всех полковых проблем и на совещаниях командного состава дивизии отстаивал интересы вверенного ему подразделения. Командиры и рядовые бойцы полка очень уважали контрразведчика. Свое последнее, связанное с огромным риском задание Валентин Иванович должен был выполнить за линией фронта. Но не успел. Его жизнь оборвал разорвавшийся вражеский снаряд. На похороны Валентина Князева в село Холодная Балка пришли не только его коллеги по отделу и бойцы взвода охраны, но и весь оставшийся в живых личный состав 241-го стрелкового полка.

Подкрепление, которое приходило к контрразведчикам, было неопытное, «необстрелянное». Например, в 25-й стрелковой дивизии раненого Георгия Бутера заменил Павел Балюк. Ему пришлось с нуля осваивать работу в войсках и постоянно находиться на передовой, чтобы поддерживать боевой дух солдат. Судьба контрразведчика сложилась трагически, как и судьбы почти всех сотрудников Особого отдела армии. Но это произошло уже в Крыму...

***

В середине октября 1941 года эвакуированные из-под Одессы войска Приморской армии высадились в Севастополе. Бойцы и командиры располагали скудной информацией о военной обстановке в Крыму. Особый отдел армии также получал только общие сведения о ситуации на полуострове. С момента развертывания частей на Крымской земле контрразведывательную работу пришлось начинать заново. На новых местах дислокации контрразведчики проверяли деятельность штабов, аэродромов и иных особо охраняемых объектов, устраняли недочеты по пропускному режиму, контролировали деятельность интендантских служб по обеспечению красноармейцев зимней формой одежды в связи с резким похолоданием, изучали настроения бойцов и их готовность к сражениям с противником.

250 дней и ночей продолжалась героическая оборона Севастополя. Учитывая обстановку на подступах к городу, «особисты» не только выполняли свои непосредственные обязанности, но и ходили в разведку, эвакуировали раненых, замещали погибших в бою командиров. Потери Особых отделов Приморской армии и Черноморского флота с конца 1941 года были колоссальными. 15 ноября 1941 года снаряд разрушил здание Особого отдела Приморской армии в Севастополе. 37 работников отдела получили ранения и увечья. В ходе первых штурмов Севастополя были ранены контрразведчики 79-й стрелковой бригады, 95, 172, 386, 388, 421-й стрелковых дивизий, 2-й, 40-й кавдивизии, 827-го отдельного рабочего батальона. В Особом отделе 345‑й стрелковой дивизии за неделю боев выбыли из строя пятеро сотрудников.

Многие контрразведчики погибли героями. Так, совершая разведывательный рейд по немецким тылам, уполномоченный 95-й стрелковой дивизии Василий Субачев был тяжело ранен, но сумел вернуться в часть, передал полученные разведданные дивизионному командованию и умер на руках своих товарищей. Уполномоченный 95-й стрелковой дивизии Михаил Кушнир, несмотря на обстрел немецкой артиллерии, продолжал эвакуировать раненых 397-го артполка в госпиталь. Он был убит разорвавшимся снарядом.

Декабрьский штурм фашистами Севастополя был отбит красноармейцами, краснофлотцами и жителями города. Однако весной 1942 года обстановка вновь осложнилась и над городом нависла серьезная опасность. К началу очередного штурма на каждого советского бойца приходилось по два вражеских, на каждое орудие – по два орудия противника, против одного нашего танка действовали двенадцать фашистских, против одного самолета – более десяти немецких.

В эти трагические дни у стен города геройски погибли оперуполномоченный 79-й стрелковой бригады Ханан Мец, оперуполномоченный 25-й стрелковой дивизии Максим Томченко, оперуполномоченный 95-й стрелковой дивизии Иван Бондаренко. Серьезный

отпор врагу в сражении за высоту 74,0 дали бойцы 386-й стрелковой дивизии во главе с оперуполномоченным Исрафилом Шамхаловым. Он погиб во время боя и был с почестями похоронен оставшимися в живых красноармейцами. Оперуполномоченный 25-й стрелковой дивизии Павел Балюк, попав в окружение со штабом 287-го стрелкового полка, организовал и возглавил контратаку сотрудников штаба и бойцов охраны, но через некоторое время был убит в бою. Никто из них орденами или медалями награжден не был. 31 мая 1942 года авиабомба попала в землянку, где находился Особый отдел 95-й стрелковой дивизии. Четверо сотрудников погибли, одного тяжело ранило. 1 июня во время бомбардировки Севастополя погибли трое сотрудников Особого отдела армии, трое получили тяжелые ранения. 22 июня наблюдалась особая активность немецкой авиации. В этот день авиа снаряд попал в землянку Особого отдела 388-й стрелковой дивизии. Погибли четверо сотрудников отдела, которых похоронили на Французском кладбище в Севастополе.

Только за июнь 1942 года отдали свою жизнь за Отечество 23 военных контрразведчика Приморской армии, получил ранения 21 сотрудник. В этот же период погибли 16 военных контрразведчиков Черноморского флота, десятки пропали без вести. В конце июня 1942 года с полуострова на Большую землю смогли эвакуировать только 31 работника Особого отдела Приморской армии – шифровальщиков и иных лиц, имевших доступ к наиболее секретной информации. Остальные 214 сотрудников армейской военной контрразведки остались со своими частями на территории Крыма «в связи с невозможностью эвакуации». Это в полном составе Особый отдел 109-й стрелковой дивизии, почти в полном составе Особые отделы 25, 95, 172, 345, 386, 388-й стрелковых дивизий, других частей и соединений, отделение военной цензуры.

Общие потери Особого отдела Черноморского флота в боях за Севастополь составили 77 человек. Большинство погибших находились в составе экипажей боевых кораблей, потопленных противником, остальные участвовали в сражениях за город в рядах морских пехотинцев.

45 контрразведчиков-черноморцев не смогли эвакуироваться. Среди них – младший политрук Павел Силаев. Во время боя 4 июля 1942 года его вместе с женой схватили фашисты и конвоировали в штаб для допроса. По словам очевидцев, после того как все вошли в полуразрушенное помещение штаба, прогремел взрыв. В рядах противника началась паника. Позже стало известно, что Павел Силаев взорвал спрятанную у себя гранату, уничтожив немецкого генерала и штабных офицеров. В результате взрыва погибли сам Павел Михайлович и его жена.

Именем героя названа одна из улиц Севастополя, в городе ему установлена памятная доска рядом с монументом сотрудникам органов госбезопасности, погибшим и пропавшим без вести в период обороны и освобождения Севастополя от немецко-фашистских захватчиков. (по инициативе Управления ФСБ России по Черноморскому флоту  противодиверсионному катеру «П-433» проекта 21980 102 отряда ПДСС Крымской ВМБ присвоено имя военного контрразведчика Павла Силаева (приказ Главнокомандующего ВМФ от 30.11.2019 г. № 1003).

***

События Сталинградской битвы в отечественной истории и в истории органов советской военной контрразведки занимают особое место. По мере приближения противника к городу обстановка на территории области становилась угрожающей. За период с 15 июля по 15 ноября 1942 года Особые отделы Сталинградского и Юго-Восточного фронтов обезвредили 218 агентов противника, в том числе двух боевиков, готовивших террористический акт против командующего 62-й армией генерал-лейтенанта Василия Чуйкова, пресечена деятельность более 160 фашистских агентов-пропагандистов, привлечены к ответственности около 190 провокаторов и распространителей панических слухов.

Первыми из «особистов» на сталинградском направлении к правительственным наградам были представлены Михаил Артамонов и Евгений Лукашевич, которые, как отмечалось в наградных документах, «невзирая на артиллерийско-минометный обстрел и бомбардировку с воздуха, выполняли самые сложные и ответственные задания». В сентябре 1942 года они предотвратили «паническое бегство с поля боя целых воинских подразделений, задержали сотни дезертиров и направили их в свои части».

В боях отличился оперуполномоченный 308-й стрелковой дивизии Иван Ткаченко. В один из дней в середине сентября 1942 года подразделения дивизии, находясь в северо-западной части Сталинграда, по приказу командования 1-й гвардейской армии повели наступление с целью овладеть важнейшими высотами 154,2 и 143,8. Иван Ткаченко находился на передней линии огня вместе с наступавшими батальонами. В ходе боя между 351-м и 339-м полками образовалась брешь, в которую проникли немецкие автоматчики, переодетые в советскую форму. Они стали в упор расстреливать растерявшихся красноармейцев. Началась паника. Иван Антонович, укрывшись за подбитым немецким танком, открыл огонь по противнику. Фашистская группа была уничтожена, десятки жизней советских бойцов были спасены, и наступление продолжилось. Достигнув северного подножия высоты 154,2, красноармейские части попали под пулеметный огонь из сооруженных противником дзотов. Командование дало приказ уничтожить немецкие огневые точки. Вооружившись противотанковыми гранатами, пятеро бойцов во главе с Иваном Антоновичем под непрекращающимся обстрелом подползли к вражеским укреплениям и забросали их гранатами. Последний из немецких пулеметов замолк в тот момент, когда Иван Ткаченко получил смертельное ранение, пришедшие на помощь солдаты подняли с земли уже бездыханное тело. Героя похоронили в братской могиле поселка Котлубань. Посмертно он был награжден орденом Красного Знамени.

Накануне Сталинградского сражения один из опытнейших контрразведчиков 50-й армии Федор Зайцев провел огромную работу по выявлению немецкой агентуры в Туле и Калуге, руководил оперативной группой в боях на Юхновском участке. В марте 1942 года его наградили медалью «За отвагу». Учитывая высокий профессионализм и личные качества Федора Федоровича, руководство назначило его на должность начальника Особого отдела 173-й стрелковой дивизии. Имея высшее военное образование, он оказывал большую помощь командованию в тяжелейших боях на Волге, часто выезжал на передовую. В одном из боев, когда немцы теснили обескровленные красноармейские части, Федор Зайцев встал в ряды бойцов. По окончании сражения его, тяжелораненого, доставили в госпиталь, где 6 октября 1942 года он умер. Похоронили начальника Особого отдела дивизии в братской могиле в селе Лозное. На мемориальной плите написано: «Красноармеец Зайцев Федор Федорович».

В ходе Сталинградской битвы отличился уполномоченный 39-й гвардейской стрелковой дивизии Павел Куприн, который во время боя проник в расположение противника и, невзирая на смертельную опасность, начал в упор расстреливать немецких солдат. В ходе перестрелки он отбил у гитлеровцев пулемет, открыл из него по врагу огонь, но получил тяжелое ранение и был вынесен с поля боя. Уполномоченный Особого отдела 124-й стрелковой бригады Григорий Коваленко в середине ноября 1942 года проявил исключительное мужество и отвагу в смертельном бою с неожиданно прорвавшим оборону противником в районе села Рынок. На похоронах Григория Яковлевича присутствовал весь личный состав бригады, а в момент его погребения из всех видов оружия был дан залп в сторону противника.

Трудно описать подвиги всех военных контрразведчиков, сражавшихся у города на Волге. Погибшие «особисты» были похоронены в братских могилах у командного пункта батальона 932-го стрелкового полка, у завода «Красный Октябрь», в поселке Котлубань, хуторах Питомник, Бурковский, Вертячий и в других населенных пунктах.

В Волгограде возвышается монумент, посвященный чекистам, офицерам контрразведки, бойцам и командирам 10-й дивизии войск НКВД , работникам милиции, погибшим при защите города от немецко-фашистских захватчиков в августе 1942 года – феврале 1943 года. Приказом Министерства культуры Российской Федерации от 13 декабря 2017 года памятник отнесен к объектам культурного наследия федерального значения.

***

Грандиозным военно-историческим событием Второй мировой войны стала Курская битва. Бои под Курском, Орлом, Белгородом и Харьковом продолжались около двух месяцев. А началось все 4 июля 1943 года. Этому событию предшествовало образование в апреле 1943 года органов контрразведки «Смерш» НКО -НКВМФ СССР.

На фоне быстро меняющейся обстановки органы военной контрразведки усилили работу по контролю за боеспособностью войск и состоянием морально-психологического духа бойцов и командиров. В этих экстремальных условиях смершевцы успевали получать оперативную информацию из штабов, налаживать связь с агентурой, предотвращать деятельность шпионов, диверсантов и случаи перехода красноармейцев на сторону противника, отслеживать защищенность штабных секретов, расследовать чрезвычайные ситуации и готовить донесения своему непосредственному руководству и красноармейскому командованию.

По-прежнему неоценимой была помощь контрразведчиков во время боя.

В наградном листе оперуполномоченного ОКР «Смерш» 16-го танкового полка 3-й механизированной бригады Петра Даньшова отмечено, что за время его работы в полку не было ни одного случая предательства, дезертирства и паникерства. Начальник отдела контрразведки «Смерш» бригады писал: «За время этих боев с 5 по 18 июля с.г. полк уничтожил 70 танков противника. С первого дня боев у развилки дорог Белгород-Бутово Курской области Даньшов, находясь все время непосредственно в ротах, своим личным примером храбрости и большевистским словом воодушевлял расчеты ПТР и автоматчиков для совершения подвигов. Хорошо зная личный состав полка, он своими советами помогал выбирать наиболее надежных людей для выполнения ответственных заданий командования».

Петр Федорович поступил на службу в военную контрразведку за десять дней до начала войны. На фронт ушел в начале июля 1941-го в должности уполномоченного 3-го отдела 23-го механизированного корпуса, затем проводил контрразведывательную работу в частях 29-й армии, сформированной для прикрытия направления на Бологое. В боях под Ржевом он получил неоценимый опыт работы в окружении. Те бойцы и командиры 29-й армии, которым удалось с боями пробиться в расположение Красной армии, вошли в состав образованной 1-й танковой армии. С 25 февраля 1943 года в 16-м танковом полку армии контрразведывательную работу проводил Петр Даньшов. Боевое крещение армия получила на Курской дуге, 6 и 7 июля приняв на себя основной удар противника. Только за несколько часов боев от двух ее истребительно-противотанковых полков остались лишь номера. Когда живых в 16-м танковом полку уже практически не осталось, Петр Даньшов занял место члена экипажа танка. В ходе сражения 18 июля в башню танка, в котором находился Петр Даньшов, попал вражеский снаряд. Выбраться из горящей машины Петру Федоровичу не удалось. Уже после боя танкисты достали из подбитого танка его обгоревшее тело. Контрразведчика захоронили в селе Богдановка Ивнянского района нынешней Белгородской области. Посмертно он был награжден орденом Отечественной войны I степени.

В селе Плота Прохоровского района Белгородской области на гражданском кладбище в братской могиле покоятся останки оперуполномоченного отдела контрразведки «Смерш» 4-й гвардейской мотострелковой бригады Григория Бабко, отличившегося в бою 14 июля 1943 года. Ему удалось удержать беспорядочно отходивших бойцов 183‑й стрелковой дивизии, обнажавших фланг бригады. Вернувшись с красноармейцами в бой, Бабко погиб от разорвавшегося снаряда.

Обоянь, Старый Оскол, Верхние Пены, Черкасское, Сафоновка, Березовка, Озеровский, Богдановка, Уды, Стрелецкое – далеко не полный список населенных пунктов, где похоронены сотрудники органов военной контрразведки только одного Воронежского фронта. А рядом на Курской дуге с честью выполняли свой долг смершевцы Донского, Центрального, Степного фронтов. Их потери в ходе Курской битвы были столь же существенными.

***

В конце марта 1943 года свое победное шествие от села Самофаловка Сталинградской области бывшая 173‑я стрелковая дивизия начала в новом звании – 77-я гвардейская стрелковая дивизия. Почетного звания «гвардейская» она была удостоена за успешные боевые действия по уничтожению сталинградской группировки противника.

Среди командиров и бойцов соединения, награжденных за боевые подвиги в ходе Сталинградской битвы, был оперуполномоченный Особого отдела дивизии по 215-му стрелковому полку Вульф Масарский. Полученное им высшее военное образование помогало ему не только успешно проводить контрразведывательную работу, но и неоднократно показывать себя грамотным командиром на поле боя. Так, 10 января 1943 года ему удалось собрать оставшихся в живых бойцов 3-го стрелкового батальона и направиться с ними к траншеям, занятым немцами. Бой длился двое суток. В итоге враг был выбит из траншей, а Вульф Юдович лично взял в плен восьмерых фашистов. Он был удостоен медали «За отвагу».

С конца июня до начала сентября 1943 года дивизия вела упорные бои на Курской дуге. В этот период Вульф Масарский вместе с коллегами по отделу контрразведки «Смерш» дивизии совершенствовал работу за линией фронта. Подготовленные им из числа бойцов 215-го гвардейского стрелкового полка зафронтовые агенты добывали важные разведывательные данные о противнике. Информацию оперативно доводили до командования армий и фронтов. Значительную часть такого рода сведений Вульф Юдович получал в процессе допросов захваченных в плен сотрудников абвера и «Цеппелина», от перебежчиков. За безупречное выполнение важных заданий в период боев под Курском Вульф Масарский был награжден орденом Красной Звезды, затем повышен в должности.

Вульф Масарский погиб 15 августа 1944 года при выполнении особо важного задания на переднем крае обороны. В то время 77-я гвардейская стрелковая дивизия находилась на западном берегу Вислы и вела тяжелые бои в Польше. Посмертно Вульф Юдович Масарский был награжден орденом Отечественной войны I степени.

***

13 января 1945 года началась Восточно-Прусская операция, целью которой было уничтожение оставшейся группировки немцев в Восточной Пруссии и северной части Польши. Одним из воинских соединений Красной армии, участвовавшим в операции, была 91-я гвардейская стрелковая дивизия. К 1 февраля 1945 года части дивизии в результате успешного наступления на узком участке фронта продвинулись вперед до 15 километров, оставив позади соседние соединения. Создавшейся ситуацией воспользовался противник и предпринял наступление с флангов, отрезав части дивизии вместе со штабом и командным пунктом от основных сил 5-го гвардейского стрелкового корпуса. 2 февраля штаб дивизии, где на тот момент находился в полном составе дивизионный отдел контрразведки, попал в окружение. Смершевцы приняли участие в обороне штаба, которую возглавил комендант отдела Георгий Рюмин. Начальник отдела Виктор Блинов был тяжело ранен в обе ноги и левую руку. Военные контрразведчики и офицеры штаба начали выбираться из окружения, унося с собой важные документы и эвакуируя раненых. Оперуполномоченного дивизии Ивана Смирнова ранило в голову, но он считал ранение несерьезным и помогал нести на руках своего начальника. У шифровальщика отдела Тамары Пегачевой находились наиболее ценные оперативные документы. В кармане у Тамары Федоровны лежала граната, которой она готова была подорвать себя в случае пленения.

Выйти из окружения удалось благодаря слаженным действиям коменданта ОКР «Смерш» дивизии Георгия Рюмина и оперуполномоченного Анатолия Борисова, завязавших бой с немцами и отвлекавших их внимание от покидавших штаб офицеров. В ходе неравной схватки с противником оба контрразведчика погибли.

В марте – апреле 1945 года за участие в боях под Кенигсбергом и проявленные при этом мужество и героизм восемь смершевцев дивизии получили правительственные награды. В мае 2016 года на месте тех боев (теперь это поселок Красновка Калининградской области) установили мемориальный комплекс, а ровно через год на мемориале появилась памятная табличка в честь сотрудников органов военной контрразведки 91-й стрелковой дивизии, проявивших мужество и героизм в боях 1945 года.

Приведенные примеры доблестного служения Отечеству сотрудников Особых отделов НКВД - НКГБ – отделов контрразведки «Смерш» НКО –НКВМФ СССР не являются исключением. Высокий профессионализм, преданность делу, героизм и мужество были присущи войсковым контрразведчикам на всех фронтах Великой Отечественной войны.

Вечная им память и низкий поклон – от соотечественников, коллег и

благодарных потомков!

 

Последние события
100-летие Управления ФСБ России по Черноморскому флоту запечатлено на тематической художественной открытке!
20.11.2020
Севастополь

100-летие Управления ФСБ России по Черноморскому флоту запечатлено на тематической художественной открытке!

Историко-культурный мемориальный комплекс
16.11.2020
Курск

Историко-культурный мемориальный комплекс

Открытие мемориальной доски адмиралу Угрюмову Г. А.
23.10.2020
Фокино

Открытие мемориальной доски адмиралу Угрюмову Г. А.

Подшефная работа
13.10.2020
Волоколамск

Подшефная работа