Капитуляция

После подписания 8 мая 1945 г. Акта о безоговорочной капитуляции Германии перед военной контрразведкой СССР встали проблемы по розыску агентуры иностранных разведок.
Подписание акта о безоговорочной капитуляции. Май 1945 г.
Подписание акта о безоговорочной капитуляции. Май 1945 г.

После подписания 8 мая 1945 г. представителем СССР маршалом Г.К. Жуковым Акта о безоговорочной капитуляции Германии перед военной контрразведкой встали проблемы по розыску агентуры иностранных разведок, заброшенной на советскую территорию и в окружение оккупационных войск во всех странах фашистского блока. Кроме того, было необходимо выявить скрывавшихся от возмездия после окончания войны предателей, пособников, бывших служащих немецких и румынских оккупационных учреждений и других государственных преступников.

Повседневная оперативная работа в частях и соединениях советских войск, с учетом особенностей оккупационного режима на территории Германии и других стран, также требовала корректировки действий. Необходима была более тщательная проверка вновь прибывших на пополнение, включая прежде всего тех, кто был в плену и на оккупированной территории. Среди них нередко находились лица, прошедшие подготовку в германских спецслужбах и имевшие навыки пребывания под легендированными биографиями. Контрразведка располагала фактами склонения к дезертирству, различных вербовочных предложений со стороны разведок союзных стран с использованием женщин из числа местного населения. Военные контрразведчики и комендантские службы чаще стали сталкиваться со случаями дезертирства, мародерства, пьяных дебошей, аварий, самоубийств и других проступков со стороны военнослужащих. Эти рецидивы были связаны с морально-психологическим состоянием некоторых офицеров и солдат, прошедших тяжелыми дорогами войны и попавших в атмосферу относительно мирной жизни. С негативными явлениями в армии велась борьба методами убеждения и принуждения. Очень скоро решение указанных задач потребовало некоторой реорганизации и кадровых перемещений, которые непосредственно затронули работу военной контрразведки.

В начале мая для усиления мероприятий по очистке территории от шпионов, террористов и диверсантов, действовавших в тылу Красной Армии, по приказу Л.П. Берия в Восточную Пруссию был срочно командирован начальник УКР «Смерш» Московского военного округа Ф.Я. Тутушкин вместе с заместителем наркома внутренних дел А.Н. Аполлоновым и начальником Главного управления войск НКВД СССР по охране тыла Действующей армии И.М. Горбатюком. Одновременно начальник УКР «Смерш» 3-го Белорусского фронта П.В. Зеленин выделил для этих же целей 400 оперативных работников.

Контрразведчики ОКР «Смерш» 5-й Ударной армии. м. Олимпишесдорф близ Берлина. Май 1945 г.
Контрразведчики ОКР «Смерш» 5-й Ударной армии. м. Олимпишесдорф близ Берлина. Май 1945 г.

Аналогичное усиление было осуществлено и в полосе расположения 1-го Белорусского фронта. По просьбе уполномоченного НКВД СССР И.А. Серова от ГУКР «Смерш» НКО СССР сюда были откомандированы 100 оперативных работников (остальные 100 — от НКГБ и НКВД). На должности уполномоченных в крупных городах Германии из опытных чекистов были временно направлены: начальник ОКР «Смерш НКВД СССР В.И. Смирнов, заместитель начальника УКР «Смерш» 4-го Украинского фронта К.В. Дубровский, начальники отделов «Смерш» М.И. Денкевич (ПВО Закавказского фронта) и А.В. Никитин (32-я армия).

Немцы сдаются в плен. Вильнюс. 1944 г.
Немцы сдаются в плен. Вильнюс. 1944 г.

В соответствии с постановлением ГКО органы военной контрразведки продолжали участвовать в фильтрации находившихся в плену солдат и офицеров Красной Армии, в государственной проверке репатриантов из числа советских граждан в составе подразделений проверочно-фильтрационных лагерей (ПФЛ) НКВД СССР и фронтовых СПП и ПФП. Поток этих категорий граждан с окончанием войны резко увеличился. По состоянию на 18 мая 1945 г., во фронтовых СПП НКВД содержалось 1 млн 201 тыс. 602 военнопленных, из них 716 тыс. 382 человека было принято после капитуляции Германии. Для размещения и содержания пленных были развернуты 32 лагеря, 66 сборных пунктов и 72 армейских приемных пункта. Больные и раненые военнопленные размещались во фронтовых военных госпиталях НКО.

Динамику изменений численности военнопленных руководство НКВД СССР и другие спецслужбы отслеживали постоянно, что было необходимо не только для организации оперативно-розыскной работы, но и для решения гуманитарных вопросов. По данным НКВД СССР на 22 мая 1945 г., на приемных и сборных пунктах, во фронтовых лагерях находилось 87 тыс. 333 военнопленных, причем среди поступивших в период с 9 по 22 мая значилось 75 тыс. 668 человек.

В конце мая НКВД СССР совместно с ГУКР «Смерш» НКО СССР решался вопрос о приеме от англичан в лагерях к югу от Вены (Грац, Брук, Леобен) интернированных казаков немецких казачьих корпусов. Количество военнопленных и интернированных иностранных граждан постоянно менялось. В частности, в соответствии с решением ГКО и СНК и по договоренности с правительствами других стран, из лагерей освобождались и отправлялись на родину французы, австрийцы, поляки, румыны, венгры, финны и др. Убыль имела место также в результате смертности. По данным на 1 июля 1945 г., в лагерях содержалось 2 млн 658 тыс. 469 военнопленных, убыло — 650 тыс. 846; по состоянию на 8 сентября 1945 г., содержалось — 2 млн 7 тыс. 623, а намечалось к освобождению около 332 тыс. военнопленных.

Что касается советских граждан, проходивших проверку в то же самое время, то их количество также было достаточно велико. Например, по состоянию на 15 мая 1945 г., наблюдалась такая картина: через ПФЛ в порядке проверки прошло 551 тыс. 816 человек, из них: 277 тыс. 445 направлено в Красную Армию, 111 тыс. 74 — на работу в народное хозяйство, 14 тыс. 500 — в конвойные войска и охрану лагерей, 15 тыс. 488 человек были арестованы по разным основаниям.

В ПФП данные выглядели следующим образом: проверку прошло 261 тыс. 931 человек, из них: 173 тыс. 651 — отправлен по месту жительства, 25 тыс. 674 — в Красную Армию, 50 тыс. 393 — для дальнейшей проверки в ПФЛ, 1 тыс. 111 человек арестованы по разным основаниям. Таким образом, через проверочно-фильтрационные лагеря и пункты НКВД СССР прошли проверку 680 тыс. 428 человек, а в ПФП оставались 133 тыс. 319 человек.

Докладная записка И.В. Сталину о советских генералах, бывших в плену. 1945 г.
Докладная записка И.В. Сталину о советских генералах, бывших в плену. 1945 г.

Всего же уполномоченными СНК по репатриации на фронтах за все время их существования было учтено 1 млн 682 тыс. 605 человек, в том числе бывших военнослужащих — 495 тыс. 911, а гражданских лиц — 1 млн 186 тыс. 694. Судьба этой категории советских граждан была такова: 1 млн 41 тыс. 650 человек отправлены по месту жительства, 497 тыс. 19 — в распоряжение Главного управления по формированию Красной Армии НКО СССР, а 143 тыс. 936 — для дальнейшей проверки в ПФЛ НКВД СССР.

Как мы видим, количество граждан, подлежавших проверке, было значительным. В связи с этим многие из них подолгу находились в ПФЛ, ПФП и СПП. По инициативе НКГБ СССР и ГУКР «Смерш» НКО СССР было подготовлено и принято Постановление ГКО от 21 мая 1945 г. за № 8670 сс, согласно которому сроки проверки репатриантов из числа советских граждан вместо 1-2 месяцев были сокращены до 10 дней, причем гражданские лица определялись к месту жительства, а военные — в запасные части НКО СССР.

В мае — июне 1945 г. органами «Смерш» в Москву были доставлены 36 генералов Красной Армии, попавших в плен в начале войны с фашистской Германией. В соответствии с поручением И.В. Сталина военная контрразведка обобщила все имеющиеся оперативные данные об их поведении в плену, а также результаты бесед с ними. В итоге было принято решение о направлении в распоряжение Главного управления кадров НКО СССР 25 генералов, которым была оказана необходимая помощь в лечении и бытовом устройстве. Ряд из них был направлен на военную учебу, другие, в связи с тяжелыми ранениями и плохим состоянием здоровья, были уволены в отставку. Тогда же было принято решение арестовать и судить 11 генералов Красной Армии, которые, находясь в плену, вступили в созданные немцами организации и вели активную антисоветскую деятельность. Соответствующая докладная записка была подписана Н.А. Булганиным, А.И. Анто-новым и В.С. Абакумовым. 27 декабря 1945 г. И.В. Сталин согласился с выводами ГУКР «Смерш» НКО СССР.

В связи с новой расстановкой войск Красной Армии на Западе 22 июня 1945 г. Л.П. Берия вышел с инициативой реорганизации аппаратов уполномоченных НКВД СССР на 1, 2, и 3-м Белорусских, 1 и 4-м Украинских фронтах.

Уполномоченным НКВД СССР при Группе советских оккупационных войск в Германии (ГСОВГ) остался И.А. Серов, при Центральной группе войск (Австрия, Венгрия, Чехословакия) П.Я. Мешик, при Северной группе войск, совмещая должность советника при польском министерстве общественной безопасности, — Н.Н. Селивановский, при Южной группе войск (Румыния, Болгария) уполномоченным НКВД СССР был назначен начальник войск по охране тыла 3-го Украинского фронта И.М. Павлов.

7 июля 1945 г. аппараты уполномоченных были ликвидированы. После отвода союзных войск к определенным соглашениями границам в советской зоне оккупации Германии оперативно-розыскная работа велась подразделениями уполномоченного НКВД СССР по Группе советских оккупационных войск. Во всех германских землях и округах советской зоны ответственности были организованы оперативные сектора, а в 35 городах оперативные группы НКВД. Во избежание параллелизма И.А. Серов добился, чтобы органы «Смерш» ГСОВГ не вели работу по армейскому окружению, а осуществляли только контрразведывательное обеспечение самих частей и лишь силами своих сотрудников.

Начальник ГУКР «Смерш» НКО СССР В.С. Абакумов получил персональное указание о том, чтобы в Германии, наряду со своей обычной контрразведывательной работой, органы армейской контрразведки оказывали помощь аппаратам уполномоченного НКВД СССР при ГСОВГ. В связи с этим заместитель наркома внутренних дел СССР Б.П. Обручников и В.С. Абакумов из состава УКР «Смерш» ГСОВГ и расформированных аппаратов уполномоченных НКВД СССР по 2-му Белорусскому и 1-му Украинскому фронтам выделили до 300 оперативных сотрудников. Это решение было оправданным, так как ситуация при установлении новой власти в секторах Германии требовала не только ведения оперативно-розыскных мероприятий, но и предупреждения враждебных акций по отношению к администрации и советским представителям. Согласно сведениям от 1 декабря 1945 г., в советской зоне оккупации чекисты ликвидировали 620 организаций и групп «Вервольфа», которые совершали поджоги, убийства, распространяли листовки, газеты и различные ложные слухи, будоражившие местное население.

Советская техника пересекает австро-венгерскую границу. 1945 г.
Советская техника пересекает австро-венгерскую границу. 1945 г.

В середине июня 1945 г. откомандированный в Восточную Пруссию для усиления охраны тыла 3-го Украинского фронта Ф.Я. Тутушкин докладывал в НКВД СССР о результатах работы оперативных групп в секторах с 10 мая по 15 июня 1945 г. За этот период были арестованы 675 германских агентов разведки и контрразведки, диверсантов и террористов, 161 сотрудник гестапо, СД и других карательных органов, 938 активных членов НСДАП, 35 областных и районных руководителей фашистских молодежных организаций, 71 участник организаций и групп, оставленных немцами для подрывной работы в тылу Красной Армии, 4 представителя административных органов, редакторов газет, авторов антисоветских изданий, 12 прочих антисоветских элементов. В числе арестованных были участники зондеркоманды «Эрика» тайной полевой полиции (ГФП), оставленные германской разведкой со шпионскими заданиями и для осуществления диверсионно-террористических актов. Было выявлено девять тайных складов оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ. В восьми оперативных секторах проходили службу 282 оперативных работника из НКВД, НКГБ и ГУКР «Смерш» НКО СССР, каждому сектору были приданы по одному, а Иоганнесбургскому — 2 батальона из состава 57-й дивизии внутренних войск НКВД СССР.

 
Берлин после капитуляции. 1945 г.
Берлин после капитуляции. 1945 г.

11 мая уполномоченный НКВД СССР на 2-м Прибалтийском фронте П.Н.Кубаткин доложил по ВЧ-связи Л.П. Берия, что «после капитуляции немецких войск в Курляндии в значительном количестве остались и растворились среди населения и в лесах военнослужащие вермахта, немецкие и прибалтийские граждане, дезертиры и пособники, не желавшие сложить оружие».

Для полной ликвидации угрозы со стороны вооруженных групп была осуществлена беспрецедентная операция по очистке тыла уже расформированного фронта. Начиная с 12 мая силами 37-й дивизий проведено прочесывание местности путем прохождения сплошного фронта развернутой цепью бойцов. Войсковую операцию возглавляли командующие армиями, а чекистское обеспечение в каждом батальоне — оперуполномоченный «Смерш». В результате операции к 6 июля 1945 г. опергруппами были выявлены склады оружия и боеприпасов, задержаны 1277 немецких агентов, диверсантов и активных фашистских пособников.

Немецкое население положительно реагировало на задержание и аресты важных чиновников нацистского режима. Так, 17 мая 1945 г. местная полиция г. Телерхойзер задержала имперского наместника Саксонии гауляйтера Мартина Мучмана. По распоряжению бургомистра он был направлен в г. Анненберг, расположенный в 70 км от Дрездена, на показ жителям города. Картина этого мероприятия, организованного местными властями, выглядела трагикомично: «Со связанными руками, в одних трусах, Мучман был проведен по улицам города, а затем выведен на центральную площадь и поставлен на постамент одного из памятников для обозрения собравшимся населением города. Ненавистного всему населению партийного функционера от унижений «спасла» одна из опергрупп НКВД, поместив наместника в главную Хемнитцкую тюрьму, где предотвратили его попытку самоубийства. Мучмана переправили в Брест, где оформили арест». Впоследствии он был осужден советским судом как нацистский преступник.

7 июня 1945 г. Президиум Верховного Совета СССР утвердил Указ «Об амнистии в связи с победой над гитлеровской Германией». Он не касался лиц, осужденных по политическим статьям либо совершивших серьезные уголовные преступления, но затрагивал некоторые категории трудового населения и военнослужащих, осужденных на сроки не более трех лет лишения свободы или к различным административным наказаниям. Речь шла о гражданах, нарушивших в годы войны режим военного положения, допустивших самовольный уход с предприятий военной промышленности и о военнослужащих, совершивших воинские преступления. По данным 1-го спецотдела НКВД СССР на 16 октября 1945 г., по Указу от 7 июня из исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ) и колоний были освобождены 734 тыс. 785 человек. Согласно указу предусматривалось не только освобождение, но и сокращение сроков наказания наполовину, а также снятие судимости с военнослужащих, отличившихся в боях с немецко-фашистскими захватчиками.

В ознаменование победы советского народа и его Вооруженных Сил над фашистской Германией 24 июня 1945 г. в Москве состоялся исторический парад Победы. В нем участвовали сводные полки фронтов различных родов войск и войск НКВД, наркоматов обороны и военно-морского флота, части Московского гарнизона и военных учебных заведений. Военные чекисты наряду с другими спецслужбами приняли необходимые меры по обеспечению безопасности этого грандиозного мероприятия.

Возглавлял штаб начальник 1-го отдела ГУКР «Смерш» генерал-лейтенант И.И. Горгонов, с ним работали три помощника начальника Управления — генералы В.П. Рогов, И.П. Коновалов и И.Т. Русак, а также опергруппа из 20 ответственных сотрудников главка. За оперативное обеспечение фронтовых колонн отвечали начальники фронтовых управлений «Смерш»: А.А. Вадис (1-й Белорусский), Я.А. Едунов (2-й Белорусский), П.В. Зеленин (3-й Белорусский), Н.А. Осетров (1-й Украинский), Н.А. Королев (2-й Украинский), П.И. Ивашутин (3-й Украинский), Н.К. Ковальчук (4-й Украинский), Н.Г. Ханников (1-й Прибалтийский), Головлев (Отдел «Смерш» БВО).

В.С. Абакумов, В.Н. Меркулов и Л.П. Берия на приеме в честь участников парада Победы. Реконструированная фотография
В.С. Абакумов, В.Н. Меркулов и Л.П. Берия на приеме в честь участников парада Победы. Реконструированная фотография
В.М. Молотов и И.В. Сталин. 1945 г.
В.М. Молотов и И.В. Сталин. 1945 г.

Сотрудники «Смерш», как и другие участники парада, могли гордиться наградами Родины. Первое награждение контрразведчиков состоялось осенью 1943 г. Тогда орденами и медалями были награждены 1656 сотрудников, причем 1396 из них представляли оперативный состав территориальных органов «Смерш». Позднее, в 1944 г., были удостоены наград 386 сотрудников, а в феврале 1945 г. — 559. На правительственном приеме в честь участников парада находились народные комиссары СССР Л.П. Берия, В.Н. Меркулов и начальник военной контрразведки НКО СССР В.С. Абакумов.

 
На параде Победы. 24 июня 1945 г.
На параде Победы. 24 июня 1945 г.
3957 Просмотров