Разыскать и обезвредить!

В Курской битве отечественные разведка и контрразведка сыграли чрезвычайно важную роль. Им удалось не только заблаговременно обнаружить подготовку немцами наступления на курском направлении, но и определить место и срок проведения операции.

К лету 1943 г. реорганизация и основные кадровые назначения по органам «Смерш» практически были осуществлены. Они совпали с периодом, когда после зимнего наступления 1942/1943 г. по войскам Красной Армии был отдан приказ о переходе к обороне, закреплении на достигнутых рубежах, накапливании и перегруппировке сил и средств для дальнейших наступательных действий на советско-германском фронте.

Немцы, со своей стороны, также принимали меры по переброске войск и техники на восток из Западной Европы и Африки, а после мощного и успешного контрудара южнее Харькова в феврале — марте 1943 г. заняли прочную оборону и готовились к решающему сражению на так называемом Курском выступе. Армии вермахта пополнились не только людьми, но и новыми типами бронетанковой техники и самолетов. Гитлеровские войска по-прежнему представляли собою грозную силу.

В Курской битве отечественные разведка и контрразведка сыграли чрезвычайно важную роль. Им удалось не только заблаговременно обнаружить подготовку немцами наступления на курском направлении, но и определить место и срок проведения операции.

Располагая столь всеобъемлющей информацией о планах противника, советское командование на Курской дуге выбрало тактику «преднамеренной обороны» с последующим переходом в контрнаступление. В соответствии с этой задачей перед спецслужбами СССР была поставлена цель усиления дезинформационных мероприятий для того, чтобы скрыть подготовку советской наступательной операции. В связи с этим органы военной контрразведки активизировали работу по поиску и захвату вражеских агентов, передававших по заданиям своих разведцентров информацию о концентрации советских войск и резервов, их численности, о местах расположения штабов, о характере оборонительных сооружений. Армейские чекисты для передачи дезинформации использовали девять захваченных радиостанций противника, которыми немецкая разведка снабдила небольшие агентурные группы и отдельных агентов, имевших задания вести наблюдение за передвижением советских войск и военной техники к линии фронта, сообщать сведения о количестве, наименованиях и дислокации войсковых соединений и частей Красной Армии.

На переправе. 1943 г.
На переправе. 1943 г.

Инструкция ГУКР «Смерш» по организации радиоигр с противником. 1943 г.
Инструкция ГУКР «Смерш» по организации радиоигр с противником. 1943 г.

Включенные в радиоигры радиостанции находились в городах Ливны, Лихвин, Елец, Щигры, Касторное и Тамбов, т.е. в районах, прилегавших к Курской дуге. Маскировка радиоточек, работавших под контролем военной контрразведки, затруднялась близостью фронта, мелколесьем и равнинным характером местности. Была велика угроза провала операции в эфире из-за визуальной разведки противника с воздуха. Для предотвращения этого нежелательного для чекистов развития событий были приняты необходимые тактические меры. В операцию включили все захваченные радиоточки, при помощи которых немцы намеревались получать сведения из указанных выше районов, причем дезинформация при этом дублировалась двумя московскими агентурными радиостанциями и тремя радиоточками в Саратове и Пензе. Передачи радиопрограмм, подтверждавшие сведения других агентурных радиостанций, под разными предлогами вскоре прекращались. Радиосеансы, как правило, не затягивались, что затрудняло противнику осуществление проверки радиоточек.

Передававшаяся германскому командованию дезинформация сыграла значительную роль при подготовке исторического сражения на Орловско-Курской дуге, так как помогла скрыть накопление резервов Красной Армии на важном участке фронта. Если в декабре 1942 г. активная дезинформация, касающаяся концентрации советских войск на Волховском фронте, по заданию Генерального штаба велась при помощи одной агентурной радиостанции противника, то в мае — июне 1943 г. по Курской дуге дезинформирование проводилось более масштабно и с большей эффективностью. По существу, это был первый опыт широкого использования агентурных радиостанций противника.

Советская пехота атакует. 1943 г.
Советская пехота атакует. 1943 г.
Директива ГУКР «Смерш» об ознакомлении с Инструкцией по организации розыска агентуры противника. 1943 г.
Директива ГУКР «Смерш» об ознакомлении с Инструкцией по организации розыска агентуры противника. 1943 г.

Практика подобного рода операций свидетельствовала о том, что органы военной контрразведки преодолели трудности, вызванные недостатком опыта и сложной обстановкой первых месяцев войны. Они сумели выработать хорошо продуманную и действенную систему оперативных мер предупреждения и пресечения разведывательных акций противника.

Карикатура Кукрыниксов. 1943 г.
Карикатура Кукрыниксов. 1943 г.

Существенную помощь в проведении большой курской радиоигры оказала Инструкция по организации и проведению радиоигр с противником, подготовленная и выпущенная летом 1943 г., к самому началу Курской битвы, в ГУКР «Смерш» НКО СССР. Инструкция стала острым оружием отечественной контрразведки. Этот подробный и четкий документ свидетельствовал о высоком уровне оперативного искусства, которое, несмотря на трагедию предвоенных лет и суровые испытания начала войны, не было утрачено чекистским ведомством и стремительно развивалось.

Заложенные в инструкции принципы соблюдения особой конспирации, маневрирования силами и средствами контрразведки, осуществления строгой централизации и плановости всех оперативных действий требовали от военных чекистов, оперативного состава внутренней контрразведки, специальных войск, оперативно-технических служб армии и органов безопасности максимума инициативы и изобретательности, оперативности, ответственности и умения принимать верные решения в форс-мажорных обстоятельствах. В процессе таких операций предусматривалась «парализация деятельности» разведывательных органов противника и снижение уровня их активности путем оперативных мер по нейтрализации действий его агентуры и использованию борьбы с ней в интересах контрразведки.

На местах строго секретной инструкцией руководствовались начальники органов контрразведки «Смерш» фронтов и военных округов, а также работники, непосредственно участвовавшие в ведении радиоигр. Документ давал разъяснения оперативному составу на основании накопленного опыта задержания вражеских агентов-радистов, документирования их показаний, ведения радиосеансов связи, составления легенд и дезинформации, подготовки другой необходимой документации, в том числе и оформления дела радиоточки. До конца войны тактика такого рода операций совершенствовалась с учетом оперативной и военной обстановки, складывавшейся на фронтах Великой Отечественной войны.

Черчилль, Рузвельт, Сталин среди военных экспертов Ялтинской конференции. Февраль 1945 г.
Черчилль, Рузвельт, Сталин среди военных экспертов Ялтинской конференции. Февраль 1945 г.
Сталин и Молотов в перерыве Ялтинской конференции. 1945 г.
Сталин и Молотов в перерыве Ялтинской конференции. 1945 г.
С.Н. Круглов и Л.П. Берия, ответственные за обеспечение безопасности Ялтинской конференции. 1945 г.
С.Н. Круглов и Л.П. Берия, ответственные за обеспечение безопасности Ялтинской конференции. 1945 г.
Ялтинская конференция. Черчилль и его дочь Сара перед отъездом с Южного берега Крыма. 1945 г.
Ялтинская конференция. Черчилль и его дочь Сара перед отъездом с Южного берега Крыма. 1945 г.

В результате сражения под Курском и Белгородом была сорвана попытка широкомасштабного наступления вермахта. Реванш за поражение под Сталинградом не состоялся, армии рейха окончательно увязли в затяжных, в основном оборонительных боях. Победа в пятидесятидневном сражении досталась советским войскам большой ценой людских и материальных потерь, но ее решающее значение для окончательного изгнания врага с временно захваченных территорий СССР и конечной победы над ним несомненно.

В единстве стран фашистского блока стали намечаться все более ощутимые трещины, а отношения СССР с союзниками укреплялись. Свидетельство тому — договоренности об открытии второго фронта и послевоенном сотрудничестве трех держав, достигнутые на Тегеранской конференции 1943 г.

Тысяча девятьсот сорок третий год ознаменовался дальнейшими успехами советского оружия. С августа по декабрь были освобождены половина территории Украины, ряд крупных промышленных центров в России и Белоруссии, включая Орел, Таганрог, Брянск, Смоленск, Новороссийск и Гомель. В следующем году, учитывая безусловное превосходство над противником, перед Красной Армией Верховным Главнокомандованием были поставлены задачи проведения крупных операций по всему фронту. Для наступления Генштабом были определены десять направлений, которые стали называться сталинскими ударами. В ходе их осуществления была полностью снята блокада Ленинграда, освобождены Украина, Одесса, Севастополь и весь Крым, Карелия и Молдавия, созданы предпосылки для выхода советских войск на территорию стран Восточной Европы. Война приблизилась к границам рейха и его сателлитов. Последний, десятый, удар в 1944 г. Красная Армия нанесла по захватчикам силами войск Карельского фронта и Северного флота в советском Заполярье.

Рисунок художника Л. Юркевича
Рисунок художника Л. Юркевича

Благодаря наступательным военным операциям 1944-1945 гг. от Черного до Баренцова морей граница СССР была восстановлена на всем ее протяжении. Гитлеровские войска были изгнаны из Румынии и Болгарии, Венгрии и Польши, Красная Армия вступила в Чехословакию и взаимодействовала с югославским сопротивлением по освобождению восточных районов этой страны и ее столицы Белграда.

Начальники отделений «Смерш» фронтовых эвакопунктов. 1944 г.
Начальники отделений «Смерш» фронтовых эвакопунктов. 1944 г.
Документ о розыске военных преступников на освобожденной территории Румынии. 1944 г.
Документ о розыске военных преступников на освобожденной территории Румынии. 1944 г.
Итоговая записка о результатах зафронтовой работы УКР «Смерш» 3-го Белорусского фронта. 1944 г.
Итоговая записка о результатах зафронтовой работы УКР «Смерш» 3-го Белорусского фронта. 1944 г.

После высадки армий союзников во Франции и выхода англо-американских войск к оборонительному немецкому валу, так называемой «линии Зигфрида», гитлеровская Германия была вынуждена воевать на два фронта. Боевой дух солдат вермахта и войск стран-сателлитов значительно упал. Постоянные и все усиливающиеся бомбежки городов, проводившиеся авиацией союзников, не добавляли оптимизма и сеяли панику среди немецкого населения, которое в большей степени стало испытывать все тяготы и невзгоды, вызванные войной. В декабре 1944 г. в Германии принимаются чрезвычайные законы в отношении «перебежчиков», согласно которым те приговаривались к смертной казни, а их семьи и родственники подвергались репрессиям. Главари рейха жестоко расправились с участниками заговора и покушения на Адольфа Гитлера, в числе которых оказались не только подпольщики, но и видные государственные и военные деятели: бывший руководитель Абвера Канарис, бывший посол в СССР Шуленбург, полковник Штауфенберг и др.

На тайном фронте противоборства соотношение сил все ощутимее склонялось в пользу антигитлеровской коалиции. Однако спецслужбы фашистской Германии оставались грозным противником, по-прежнему направляя основные усилия в своей подрывной работе против СССР.

Армейские чекисты полностью владели ситуацией, своевременно улавливали все изменения в поведении противника и его тактических действиях по подрыву Красной Армии и тыла. Об этом свидетельствовали регулярные доклады В.С. Абакумова в Государственный Комитет Обороны, Генштаб, СНК и другие высшие инстанции, директивы и приказы ГУКР «Смерш» НКО СССР, отчеты, сообщения органов военной контрразведки с фронтов.

На берегу Днепра. Ноябрь 1943 г.
На берегу Днепра. Ноябрь 1943 г.

В 1943-1944 гг. объекты разведывательно-диверсионных устремлений немецкой разведки на театре военных действий оставались прежними: штабные учреждения, войсковые резервы, места их сосредоточения. Немцев интересовали сведения о группировках советских войск, наличии укреплений и аэродромов, снабжении армии, коммуникациях к линии фронта и др. Однако при этом противник усилил заброску на советскую территорию качественно новых агентов и диверсантов, более тщательно подготовленных для действий в прифронтовой полосе и в тыловых районах СССР. Предпочтение отдавалось враждебно настроенным к советской власти агентам из числа белогвардейцев, националистов, членов профашистских организаций, предателей и изменников, карателей, пособников, уголовных элементов, зарекомендовавших себя практической работой в пользу рейха. Органы «Смерш» столкнулись с фактом использования немцами в качестве диверсантов специально обученных в Германии агентов-подростков, которые при задержании должны были называть себя эвакуированными беспризорниками.

Плакат художника В. Иванова. 1943 г.
Плакат художника В. Иванова. 1943 г.

Начиная с 1943 г. противник стал интенсивнее забрасывать свою агентуру через линию фронта на самолетах. При отступлении германских войск в тылу Красной Армии противником оставлялись агентурные группы, отдельные агенты-диверсанты со специальными заданиями, а также связанное с ними или действовавшее самостоятельно враждебное националистическое подполье.

С 25 октября по 1 декабря 1944 г. органами «Смерш» Действующей армии в расположении частей советских войск и на освобожденной территории было арестовано 776 агентов германской разведки и контрразведки, сброшенных на парашютах или оставленных немцами при отступлении.

Листовка, предназначенная для распространения на Северном Кавказе агентурой германской разведки. 1944 г.
Листовка, предназначенная для распространения на Северном Кавказе агентурой германской разведки. 1944 г.
Одна из агентурных групп немецкой разведки, заброшенных на Северный Кавказ. 1944 г.
Одна из агентурных групп немецкой разведки, заброшенных на Северный Кавказ. 1944 г.

В июле 1944 г. органами «Смерш» был захвачен зондерфюрер Эрвин Брониковский-Герасимович, который в качестве инструктора разведоргана при ставке германского военного командования объезжал резидентуры, оставленные при немецком отступлении на советской территории. Он был известен смершевцам как заместитель начальника Борисовской разведшколы, а затем школы радистов в местечке Нидерзее. Во время допроса Брониковский назвал 36 агентов, которые забрасывались в районы Москвы, Калинина (Твери), Тулы, а также были оставлены в Литве, Западной Белоруссии и Западной Украине. Используя эти сведения, чекисты арестовали 27 из них, а остальных объявили в розыск, причем некоторые из перевербованных агентов успешно использовались в радиоигре из района Москвы.

При осуществлении подрывной деятельности немецкие спецслужбы, не снижая активности на фронте и в прифронтовой полосе, все чаще стали переносить свои акции в глубокий тыл Советского Союза. В первую очередь, их интересовали все виды коммуникаций, промышленные предприятия и другие хозяйственные объекты, имевшие важное значение для обороны страны. В частности, уже со второй половины 1943 г. для сбора сведений о военной промышленности и о политико-моральном состоянии населения шпионы-радисты германской разведки забрасывались с задачей проникновения в Чкалов (Оренбург), Челябинск, Иркутск, Ташкент, Молотов (Пермь), Рязань, Свердловск (Екатеринбург) и Горький (Нижний Новгород).

Противник также обратил повышенное внимание на национальные районы СССР, где им были запланированы мероприятия по провокации вооруженных выступлений в тылу. Немцами были осуществлены переброски вооруженных отрядов и групп в Калмыкию, Казахстан, на Северный Кавказ, в Крым, а для распространения идей так называемого Национально-трудового союза нового поколения (НТСНП) — в Орловскую и Брянскую области. Эти формирования были ликвидированы совместными контрразведывательными и чекистско-войсковыми операциями территориальной контрразведки органов НКГБ, ГУКР «Смерш» НКО СССР и НКВД СССР.

Имели также место попытки установления местонахождения лагерей военнопленных для организации массовых выступлений. Кроме того, агентура врага постоянно получала задания по организации убийств офицерского состава армии и чекистских органов.

Активная подрывная деятельность противника диктовала советской контрразведке необходимость постоянно совершенствовать мероприятия по усилению розыска немецкой агентуры. Об оперативно-розыскной работе военной контрразведки с абсолютной документальной точностью, мастерски и талантливо написан роман российского писателя Владимира Богомолова. Книга подназванием «Момент истины. В августе 44-го...» известна миллионам читателей, переведена на многие языки и выдержала более 100 изданий.

Летом 1944 г., по результатам проверки состояния розыскной работы на фронтах и в военных округах, в Москве собралось совещание начальников вторых отделов и отделений по розыску. На нем было определено, что данные оперативные мероприятия являются прерогативой не только этих подразделений «Смерш», но и всех оперативных сотрудников военной контрразведки. Подготовленную осенью 1943 г. Инструкцию по организации розыска агентуры разведки противника следовало знать всему оперативному составу. При этом особое внимание армейских чекистов было обращено на составление и использование специальных алфавитных списков, фотоальбомов и сборников с указанием биографических данных и примет разыскиваемых вражеских агентов, ориентировок по разведывательным органам, а также на применение опыта смершевцев-розыскников. Для оказания практической помощи по розыску на фронты выезжали помощники-направленцы начальника ГУКР «Смерш» и другие ответственные работники главка, а руководящие сотрудники фронтовых и армейских аппаратов — в корпуса, дивизии, бригады и другие соединения.

Роман В.О. Богомолова о военных контрразведчиках выдержал более ста изданий и переведен на десятки языков
Роман В.О. Богомолова о военных контрразведчиках выдержал более ста изданий и переведен на десятки языков

В феврале 1944 г. В.С. Абакумов докладной запиской в ГКО рапортовал И.В. Сталину об издании «Сборника материалов об органах германской разведки, действующей на советско-германском фронте». Он предназначался в помощь контрразведчикам-розыскникам, а также для информирования командующих и членов военных советов фронтов, армий и военных округов. В апреле 1944 г. в органы «Смерш» был разослан аналогичный сборник об органах финской военной разведки.

Не меньшее внимание было уделено совершенствованию розыскных мероприятий в тылу Действующей армии. Широко практиковалось применение специальных розыскных групп с включением в них агентов-опознавателей, которые были ранее на службе в немецких спецорганах или в учреждениях оккупационного режима, но впоследствии добровольно заявили о себе советской контрразведке. Они знали в лицо вражеских шпионов, диверсантов, пособников и предателей, могли хорошо ориентироваться во враждебной среде и на оккупированной территории. Их использовали в ходе розыскных мероприятий в тылу советских войск, в прифронтовых населенных пунктах, на железнодорожных станциях, в поездах, в питательных пунктах, в местах дислокации запасных полков, среди скопления военнослужащих, прибывающих к линии фронта, а также среди местного населения.

Сожженный немцами Псков. 1944 г.
Сожженный немцами Псков. 1944 г.

Знание противника, его слабых и сильных сторон во многом определяло успех контрразведывательных операций за линией фронта. Некоторое представление о нем дают итоговые данные, направлявшиеся ГУКР «Смерш» в ГКО.

С 1 октября 1943 г. по 1 мая 1944 г. советской контрразведкой были переброшены в тыл противника 345 зафронтовых агентов, в том числе 50 перевербованных германских разведчиков; вернулись после выполнения заданий — 102. Внедрились в разведорганы — 57, из них 31 вернулся (из указанных 102), остались выполнять задания «Смерш» — 26. В ходе операций было перевербовано 69 германских разведчиков, из них по паролю в советские органы госбезопасности явились 29, остальные остались в немецких разведшколах. По данным разведчиков, возвратившихся из тыла врага, было задержано 43 германских агента. Всего за указанный выше период было выявлено 620 официальных сотрудников и 1103 агента разведорганов. Из числа выявленных агентов арестованы органами «Смерш» 273.

За апрель 1943 — февраль 1944 г. зафронтовая агентура «Смерш», проникшая в немецкие части РОА и карательные отряды, организовала переход на советскую сторону через линию фронта и к партизанам 1202 участников этих формирований. Летом 1944 г., по представлению В.С. Абакумова, отмечая проявленное мужество и большие заслуги агентов «Смерш» в борьбе с немецкими разведорганами, Указом Президиума Верховного Совета СССР орденами и медалями были награждены 14 зафронтовых разведчиков и агентов-опознавателей.

Бойцы устанавливают пограничный столб на границе с Румынией. Март 1944 г.
Бойцы устанавливают пограничный столб на границе с Румынией. Март 1944 г.

Перед началом наступления военная контрразведка регулярно снабжала информацией командование частей и соединений Красной Армии. Так, в августе 1944 г., перед наступательной операцией на подступах к столице Латвии Риге, УКР «Смерш» 2-го Прибалтийского фронта подготовил для всех подразделений военной контрразведки ориентировку о школах разведчиков-диверсантов «Абверштелле-Остланд». В соответствующем приказе отмечалось, что управление «Смерш» фронта «располагает значительными материалами, дающими возможность парализовать их подрывную деятельность». В связи с этим под руководством начальника управления в район Рижского узла, к местам дислокации немецких школ, вслед за наступающими частями Красной Армии направлялись смершевские оперативные группы, усиленные бойцами стрелковых батальонов. Они выполняли задачи по выявлению и аресту сотрудников и агентов разведки противника, руководителей антисоветских формирований, захвату документации разведывательно-диверсионных «гнезд» противника.

В ноябре 1944 г. Управление контрразведки «Смерш» 2-го Белорусского фронта представило командующему маршалу К. К. Рокоссовскому подробную информацию о результатах розыска агентуры противника на территории войск фронта. Как видно из доклада, в мероприятиях под руководством фронтовых чекистов участвовали 56 подвижных поисковых групп, использовавших агентов-опознавателей, 61 подвижный патруль по проверке документов в полосе фронта и 279 заградительных постов с организацией непрерывно действующих засад и прикрытий в установленных местах, использовавшихся противником. Путем анализа полученной оперативной информации, систематизации материалов чекисты представили командующему развернутую картину работы «Смерш» по осуществлению непроницаемости переднего края обороны для проникновения агентуры абверкоманды-103 и разведывательных групп «Цеппелина», действовавших на данном участке советско-германского фронта. Чекисты отметили большой интерес противника к местам расположения войсковых резервов и штабов соединений, его стремление узнать действующую литеровку удостоверений личности и командировочных предписаний. При этом было замечено, что в ряде случаев немецкие агенты снабжались старыми бланками и вещевыми книжками.

Плакат художника В. Дени. 1945 г.
Плакат художника В. Дени. 1945 г.

В начале 1945 г. командующий войсками 2-го Прибалтийского фронта маршал Л.А. Говоров ознакомился с докладом отдела контрразведки «Смерш» о подрывной деятельности разведки противника в Латвии и Литве, а командующий 17-й Воздушной армией генерал-полковник авиации В.А. Судец — о разоблаченной агентуре противника среди военнослужащих и их окружения в местах дислокации авиационных частей на территории Венгрии и Югославии.

После выхода советских войск к границе СССР создалась новая военно-политическая ситуация. Руководство Советского Союза приняло решение о разгроме гитлеровской Германии на ее территории. Лозунг «Вперед, на Берлин!» в советском народе и в армии воспринимался единодушно как необходимая мера возмездия оккупантам за причиненное ими горе и страдания, за гибель миллионов родных и близких.

Союзники по антигитлеровской коалиции не препятствовали политике СССР в германском вопросе и в отношении Японии, что было подтверждено на Крымской конференции в феврале и в Сан-Франциско в конце апреля 1945 г. Благодаря уступкам западных держав по поводу будущей капитуляции Германии и границ Польши, возвращения Южного Сахалина и получения Курильских островов, Советский Союз дал согласие на вступление в войну против милитаристской Японии.

4167 Просмотров