СМЕРШ. Глава 06. За линией фронта.

Одной из самых удачных и результативных зафронтовых операций советской военной контрразведки первого года войны можно считать внедрение в Смоленскую диверсионную школу, подчиненную абверкоманде-203, агента «Михайлова» (А.С. Соболева).

Х.Д. Кусов
Х.Д. Кусов

Операции армейских контрразведчиков за линией фронта предусматривали проникновение в германские спецслужбы, в полицейские и административные органы немецко-фашистских захватчиков, а также разложение антисоветских военных формирований, созданных немцами из числа белоэмигрантов, предателей и загнанных в них под страхом смерти военнопленных. Оперативный состав военной контрразведки направлялся в крупные партизанские бригады для ограждения их от проникновения немецкой агентуры и предупреждения акций в отношении партизан со стороны оккупационных властей.

Однако к реальному решению этих задач советская военная контрразведка перешла далеко не сразу. В начальный, самый тяжелый для Красной Армии, период Великой Отечественной войны она еще не располагала достаточными материалами о разведывательных органах, спецшколах, формах и методах подрывной деятельности противника. Оперативный состав не имел необходимого опыта в подготовке и проведении зафронтовых контрразведывательных мероприятий, четкого представления о сущности такой работы. Недостаточно квалифицированно подбиралась и готовилась агентура. Слабо отрабатывались легенды и способы связи при выполнении заданий контрразведки. Явно недооценивался такой метод работы, как перевербовка вражеских агентов.

В силу создавшейся ситуации в 1941 – первой половине 1942 г. зафронтовые мероприятия особых отделов носили больше разведывательный, чем контрразведывательный характер и проводились в основном в интересах армейского командования. В условиях тяжелых оборонительных боев, резко меняющейся конфигурации линии фронта органы военной контрразведки, как правило, ограничивались переброской в тыл противника агентов и оперативных групп с целью разведки переднего края врага или прифронтовой полосы, а также совершения отдельных диверсионных актов.

Именно так в сентябре-октябре 1941 г. действовал разведывательно-диверсионный отряд ОО НКВД Западного фронта под командованием капитана госбезопасности Х.Д. Кусова, а после его гибели 7 октября 1941 г. – старшего лейтенанта госбезопасности Я.Н. Шпилевого. Отряд состоял из 125 добровольцев-чекистов, пограничников и красноамейцев. За 35 дней он прошел по оккупированной территории Смоленской, Витебской и Калининской областей 750 километров, провел 21 боевую операцию, уничтожил несколько сотен вражеских солдат и офицеров, совершил ряд диверсий на железной дороге, а также передал в штаб фронта важную развединформацию о противнике. В одной из радиограмм в первых числах октября Кусов, в частности, сообщил: «По данным местных жителей, в д. Красный Луч Велижского района Смоленской области прибыла группа немцев около 60 человек. Они разместились в школе. В результате налета ни один немец не вышел из школы... В д. Булиже Демидовского района Смоленской области разогнан карательный отряд. Оставив 12 трупов и подобрав 8 раненых, немцы бежали...» В последующем этот разведывательно-диверсионный отряд еще дважды забрасывался в немецкий тыл.

В некоторых случаях оперативным составом и ротами охраны особых отделов, усиленными красноармейцами или бойцами войск НКВД, проводились налёты на прифронтовые гарнизоны противника с целью их уничтожения, захвата пленных и предателей, а также важных документов.

Так, в феврале 1942 г. в результате длительного и систематического агентурного наблюдения ОО НКВД 56-й армии Южного фронта установил точное расположение, численность и вооружение немецко-румынских гарнизонов на северном побережье Азовского моря, от Таганрога до Мариуполя. На основе этих данных отдел разработал план налета на два немецко-румынских гарнизона, дислоцированных в селах Самсоновка, Стрелка, Кривая Коса и Обрыв. Налет на побережье намечалось провести из населенных пунктов Катона и Шабельское. Для осуществления операции из числа проверенных агентов, хорошо знающих местность, были подобраны проводники, сформирован отряд в 100 человек: 20 – из роты Особого отдела армии, 50 – из взводов особых отделов дивизий и 30 – из батальона внутренних войск НКВД.

Командование 56-й армии, по достоинству оценив замысел контрразведчиков, приняло решение значительно расширить операцию, придав ей статус армейской частной операции по всему фронту. В результате, оставив прежними объекты налета, отряд усилили красноармейцами, доведя его численность до 470 человек.

В ночь с 22 на 23 февраля отряд, разбитый на пять групп, на санях по льду Азовского моря отправился к вражескому берегу. Противник был захвачен врасплох. Ворвавшись в села, бойцы отряда перерезали телефонные линии, уничтожали вражеских солдат на улицах, забрасывали гранатами блиндажи и дома, где были расположены войска противника. Проводники из числа агентов и население показывали места нахождения огневых точек, штабов и конюшен противника.

По примерным подсчетам, общие результаты операции составили: до 160 убитых немецких и румынских солдат, 2 взорванных орудия, 2 пулеметных гнезда и радиостанция. Потери же нападавших оказались минимальными: 1 убитый красноармеец и 3 раненых.

Донесение зафронтовых агентов Особого отдела НКВД Ленинградского фронта «Прохорова» и «Юрия». 26 мая 1942 г.
Донесение зафронтовых агентов Особого отдела НКВД Ленинградского фронта «Прохорова» и «Юрия». 26 мая 1942 г.

В соответствии с приобретенным в первые месяцы боевых действий опытом и изменившейся обстановкой в НКВД СССР были скорректированы принципы организации и техники работы военной контрразведки за линией фронта. В качестве зафронтовой агентуры, наряду с уже имевшимися конфиденциальными источниками из числа советских военнослужащих, допускалось использование разоблаченных немецких разведчиков, в первую очередь, явившихся с повинной, а также беженцев, прибывших из оккупированных врагом районов. Масштабы работы расширялись за счет специально подготовленных агентов-вербовщиков. Объектами вербовок становились служащие немецких учреждений, полицейские чиновники, старосты и другие должностные лица. В целях проникновения в разведывательные школы и центры антисоветских организаций зафронтовым агентам-вербовщикам предлагалось находить кандидатуры, подходящие для их подставы органам немецкой разведки. В вербовочной работе за линией фронта следовало обращать внимание на обслуживающий персонал разведывательных органов и других учреждений противника, установленных содержателей явочных квартир, и особенно, на вражеских агентов, подготовленных немцами для заброски в советский тыл. Предпочтение отдавалось лицам, которые по своей сути являлись патриотами, готовыми вести борьбу с захватчиками, а также тем, кто имел семьи или других близких родственников на неоккупированной территории СССР. При направлении агентов во вражеский тыл особое внимание следовало уделять тщательности отработки их легенд и способов связи с ними.

О повышении оперативного мастерства особых отделов свидетельствовали успешные мероприятия в конце 1941 – начале 1942 гг. Одним из первых стало проведенное в ноябре 1941 г. ОО НКВД Юго-Западного фронта внедрение в абвергруппу-102 П.И. Прядко, сумевшего в течение полутора лет тайно дезорганизовывать деятельность немецкого разведоргана. (Подробно о деятельности П.И. Прядко в тылу врага будет рассказано ниже).

Успешным оказалось внедрение в полицию оккупированного Киева зафронтового агента того же особого отдела «Мосейчука» (В.П. Даниленко). Выведенный за линию фронта в январе 1942 г., «Мосейчук» работал в киевской полиции по ноябрь 1943 г., вплоть до освобождения города советскими войсками. Возвратившись в Управление контрразведки «Смерш» 3-го Украинского фронта, он сообщил сведения на более 200 сотрудников полиции и СД, их агентуру, а также на карателей из числа казаков. Агент доставил подлинные приказы по личному составу полиции Киева. К сожалению, вернувшись в Действующую армию, Владимир Петрович Даниленко погиб в бою в марте 1944 г.

Заявление капитана Рязанцева Л.А. начальнику Особого отдела с просьбой о направлении за линию фронта с разведывательно-диверсионным заданием. 15 июля 1942 г.
Заявление капитана Рязанцева Л.А. начальнику Особого отдела с просьбой о направлении за линию фронта с разведывательно-диверсионным заданием. 15 июля 1942 г.
А.С. Соболев
А.С. Соболев
Сопроводительное письмо Особого отдела НКВД Донского фронта к материалам на капитана Рязанцева Л.А., изъявившего желание работать в тылу противника. 23 декабря 1942 г.
Сопроводительное письмо Особого отдела НКВД Донского фронта к материалам на капитана Рязанцева Л.А., изъявившего желание работать в тылу противника. 23 декабря 1942 г.

Одной из самых удачных и результативных зафронтовых операций советской военной контрразведки первого года войны можно считать внедрение в Смоленскую диверсионную школу, подчиненную абверкоманде-203, агента «Михайлова» (А.С. Соболева). Красноармеец 444-го стрелкового полка Алексей Семенович Соболев дал согласие на выполнение задания в качестве зафронтового агента ОО НКВД 20-й армии Западного фронта. В июне 1942 г. он был переброшен в расположение войск противника для подставы гер- манской разведке и внедрения в диверсионную школу. После перехода линии фронта немцы задержали «Михайлова» и поместили в Вяземский лагерь военнопленных. Умело используя данную ему легенду, он заинтересовал германское командование и был зачислен в подразделение РОА, а затем и в агентуру Абвера.

П.М. Голокоз
П.М. Голокоз

Находясь в Смоленской диверсионной школе, Соболев склонил для работы в пользу советской контрразведки 12 курсантов, убедив их явиться с повинной после переброски через линию фронта. Через одного из курсантов он переслал в Особый отдел НКВД письменный отчет о проделанной работе. Помимо этого, Соболевым был привлечен к сотрудничеству агент Абвера, бывший начальник штаба батальона Красной Армии Петр Маркович Голокоз. Ему «Михайлов» поручил проводить работу по разложению диверсантов, обучавшихся в школе.

В конце января 1943 г. Алексей Соболев связался с партизанами и вскоре был переправлен в ОО НКВД Калининского фронта, где сообщил ценные сведения о Смоленской диверсионной школе, ее официальных сотрудниках и агентуре.

П.П. Тимофеев, Г.В. Утехин
П.П. Тимофеев, Г.В. Утехин

Петр Голокоз еще некоторое время проработал в Смоленской школе в интересах советской военной контрразведки. Ему удалось вооружить 28 жителей Шабаново и ряда других деревень близ Смоленска для партизанской борьбы с немцами. А в июле 1943 г. Голокоз привел в расположение партизанской бригады Захарова, действовавшей на территории Белоруссии, немецкий карательный отряд численностью 84 человека. Партизаны окружили и пленили карателей. После этого Голокоза переправили через линию фронта в расположение военной контрразведки.

В общей сложности, Алексей Соболев и Петр Голокоз привлекли для работы против немцев 29 курсантов Смоленской диверсионной школы, которые явились с повинной в органы советской контрразведки и сообщили ценные сведения. Одновременно они подготовили 21 военнопленного для перехода на сторону партизан. В каждую группу, отправлявшуюся на советскую сторону с диверсионным заданием, агенты особого отдела внедряли своих людей с задачей помешать совершению диверсий и доставить диверсантов в органы контрразведки.

По возвращении Соболева и Голокоза из-за линии фронта об их блестящей работе во вражеском тылу было доложено лично И.В. Сталину. Оба агента удостоились орденов Красного Знамени.

В феврале 1944 г. Алексей Семенович Соболев в составе оперативно-чекистской группы ГУКР «Смерш» был вновь переброшен в тыл противника. 8 мая при возвращении с задания он попал в засаду карателей и, уходя от преследования, подорвался на мине и погиб.

С образованием в апреле 1943 г. ГУКР «Смерш» НКО СССР полномочиями по ведению «контрразведывательной работы на стороне противника в целях выявления каналов проникновения его агентуры в части и учреждения Красной Армии» был наделен 4-й отдел Управления со штатной численностью 25 человек. Во главе отдела с апреля 1943 по февраль 1944 г. находился Петр Петрович Тимофеев, а с февраля 1944 г. и до самого конца войны — генерал-майор Георгий Валентинович Утехин. Четвертый отдел состоял из двух отделений. Одно из них координировало и вело подготовку агентуры для действий за линией фронта, второе концентрировало и обрабатывало материалы о деятельности органов и школ разведки противника, их личном составе.

Непосредственно в Действующей армии контрразведывательную работу в тылу про-тивника вели 2-е отделы фронтовых управлений «Смерш». Выполнение особо важных заданий за линией фронта и привлечение лиц к сотрудничеству с военной контрразведкой осуществлялось с санкции руководства Управления в центре.

1. Письмо УКР «Смерш» Ленинградского фронта в ГУКР «Смерш» о Кенигсберской разведшколе противника. 2. Директивы ГУКР «Смерш» об отборе добровольцев для выполнения заданий в тылу противника. 1943 г. 3. Письмо ГУКР «Смерш» в НКГБ СССР о парашютной подготовке сотрудников ГУКР и радистов. 1943 г.
1. Письмо УКР «Смерш» Ленинградского фронта в ГУКР «Смерш» о Кенигсберской разведшколе противника. 2. Директивы ГУКР «Смерш» об отборе добровольцев для выполнения заданий в тылу противника. 1943 г. 3. Письмо ГУКР «Смерш» в НКГБ СССР о парашютной подготовке сотрудников ГУКР и радистов. 1943 г.

В подразделениях органов «Смерш» научились глубже изучать и учитывать возможные пути проникновения контрразведки в немецкие разведывательные органы и школы, выявлять устремления врага. Информация о спецслужбах противника, помимо агентурных источников, добывалась и другими путями: опросами арестованных вражеских разведчиков и агентов, военнослужащих Красной Армии, вышедших из окружения или бежавших из плена, допросами военнопленных гитлеровской армии, имевших отношение к разведывательной службе. Улучшилось качество подготовки агентов, забрасываемых в тыл противника, выработки им легенд и линии поведения в экстремальных условиях. Учтя ошибки и недостатки первого периода войны, органы ГУКР «Смерш» прекратили давать агентам задания, которые не были связаны с их внедрением во вражеские разведывательные органы.

Проведенные организационные мероприятия по централизации зафронтовой работы в скором времени дали положительные результаты. Например, за первые 10 месяцев существования ГУКР «Смерш» НКО СССР (с апреля 1943 по февраль 1944 г.) по заданию военных контрразведчиков в германские разведывательные органы и школы внедрилось 75 агентов, причем 38 из них, успешно выполнив поставленные задачи, возвратились к своим.

Зафронтовые агенты представили сведения на 359 официальных сотрудников германской военной разведки и на 978 выявленных шпионов и диверсантов, подготавливаемых для переброски в расположение частей Красной Армии. Впоследствии 176 разведчиков противника были арестованы органами «Смерш». Восемьдесят пять агентов немецких спецслужб явились с повинной, а пятеро завербованных официальных сотрудников германской разведки оставались работать в своих разведподразделениях по заданию советской контрразведки.

Ряд советских агентов удалось внедрить в формирования так называемой «Русской освободительной армии» (РОА) генерала Власова с целью их разложения. В результате их влияния за указанный выше отрезок времени, 1202 человека перешли на советскую сторону. Одна из блестящих операций этого периода — внедрение Управлением контрразведки «Смерш» 1-го Прибалтийского фронта в Смоленскую диверсионную школу К.С.Богданова. Бывший командир взвода, младший лейтенант Красной Армии Богданов в августе 1941 г. попал в плен, был завербован германской военной разведкой, после чего прошел обучение в Смоленской диверсионной школе. Когда его перебросили с диверсионным заданием в советский тыл, Богданов добровольно явился с повинной в органы «Смерш». После изучения всех обстоятельств сотрудники контрразведки фронта решили использовать его возможности в своих интересах.

Л.М. Бренер
Л.М. Бренер

В июле 1943 г. Богданов был переправлен через линию фронта под легендой агента, выполнившего «задание». Немцы приняли его с радостью и «за заслуги» назначили командиром взвода Смоленской диверсионной школы, присвоив звание лейтенанта германской армии.

За время пребывания в абверовской школе Богданов склонил к сотрудничеству с советской контрразведкой шесть агентов-диверсантов, поручив им после перехода линии фронта явиться в органы «Смерш» с заранее обусловленным паролем. Кроме того, в селе Преображенском ему удалось подобрать у местной жительницы явочную квартиру.

В октябре 1943 г. Богданов был назначен командиром группы для проведения карательных мероприятий против партизан в районе Орши. Во время формирования отряда ему удалось убедить командира другой группы Афанасьева перейти вместе с курсантами его подразделения к партизанам. В результате в Руднянском лесу Богданов и Афанасьев привели в 16-ю Белорусскую партизанскую бригаду 88 человек, которые в дальнейшем прекрасно зарекомендовали себя в боях с немцами.

Агентурная группа «Экстра» перед заброской в тыл противника. Сообщение ОКР «Смерш» Отдельной приморской армии о действиях в тылу противника зафронтовой агентурной группы «Пантера». 1943 г.
Агентурная группа «Экстра» перед заброской в тыл противника. Сообщение ОКР «Смерш» Отдельной приморской армии о действиях в тылу противника зафронтовой агентурной группы «Пантера». 1943 г.

По возвращении в органы «Смерш» Богданов сообщил необходимые данные на 12 официальных сотрудников и 53 агентов Смоленской диверсионной школы.

Однако операции по проникновению во вражеские спецслужбы не всегда заканчивались удачно: ведь в немецкой контрразведке работали далеко не дилетанты. Трагически сложилась судьба переводчика разведотдела 21-й армии Льва Моисеевича Бренера. Под псевдонимом «Борисов» он дважды по заданию военной контрразведки 3-го Украинского фронта выводился за линию фронта. После успешного выполнения первого задания 21 января 1943 г. Бренер возвратился в расположение войск фронта.

В марте 1943 г. Лев Бренер вместе со связным снова был переброшен в немецкий тыл с заданием внедриться в один из разведорганов противника. За линией фронта немцы его арестовали, подвергли неоднократным допросам, но после необходимой проверки в мае 1943 г. все же предложили ему штатную должность в 721-й группе тайной полевой полиции (ГФП). Освоившись в обстановке, Бренер привлек к тайной работе на советскую контрразведку одного из сотрудников ГФП, а также нескольких жителей города Донецка. Ему удалось создать в городе подпольную группу, которая изготавливала и распространяла среди местных жителей антифашистские листовки. 18 апреля 1943 г. связной «Борисова» перешел линию фронта и доставил военным контрразведчикам отчет о проделанной работе в немецком тылу.

При отступления частей вермахта Бренер оставался в составе 721-й группы ГФП. Добываемые сведения о немецких агентах, кадровом составе спецслужб и нацистских пособниках он оставлял у патриотов из числа местных жителей для последующей передачи информации в органы «Смерш» 3-го Украинского фронта.

В августе 1943 г. при организации побега арестованной советской разведчицы в Днепропетровске Лев Моисеевич Бренер был арестован СД и расстрелян. Его выдал провокатор, внедренный немцами в местную подпольную группу.

По мере накопления опыта масштабы зафронтовой работы ГУКР «Смерш» существенно расширились и стали давать весомые результаты. Из ведомственных отчетов видно, что с 1 октября 1943 по 1 мая 1944 г. органы «Смерш» перебросили в тыл противника 345 зафронтовых агентов, в том числе 50 перевербованных германских разведчиков. Результаты оказались следующими: вернулись после выполнения задания — 102, внедрились в немецкие разведорганы — 57, остались в разведорганах и продолжали выполнять задания советской контрразведки — 26. Было привлечено к сотрудничеству 69 германских разведчиков, из них явились по паролю на советскую сторону — 29.

Благодаря личным наблюдениям и показаниям возвратившихся из-за линии фронта агентов военные контрразведчики задержали 43 германских разведчика, получили установочные данные на 620 официальных сотрудников вражеских разведорганов и 1103 агента. Из них впоследствии были арестованы органами «Смерш» 273 человека.

В 1943-1944 гг. ГУКР «Смерш» и его фронтовые управления стали широко практиковать заброску в немецкий тыл агентурных групп. Перед ними ставились задачи по сбору сведений о разведорганах и спецшколах противника, внедрению в них, а также захвату кадровых сотрудников, их агентов и нацистских пособников.

Как правило, группа состояла из трех-шести человек. В нее включался оперативный сотрудник «Смерш», проверенные, опытные агенты, хорошо знающие местность и способные выполнять роль связных, а также радист для поддержания связи с центром.

А.С. Скоробогатов
А.С. Скоробогатов
А.С. Скоробогатов в немецкой военной форме
А.С. Скоробогатов в немецкой военной форме
Личные документы А.С. Скоробогатова, выданные в абвергруппе-209
Личные документы А.С. Скоробогатова, выданные в абвергруппе-209

За январь — октябрь 1943 г. в тыл противника было направлено 7 агентурных групп в составе 44 человек (22 оперработника, 13 агентов и 9 радистов), подчиненных непосредственно Главному управлению контрразведки «Смерш». За время пребывания на вражеской территории ими были привлечены к сотрудничеству с советской контрразведкой 68 человек. Потери во всех группах составили только 4 человека.

В период с 1 сентября 1943 по 1 октября 1944 г. фронтовыми управлениями «Смерш» было заброшено на вражескую территорию 10 групп, включающих в себя 78 человек (31 оперработник, 33 агента и 14 радистов). Им удалось привлечь к сотрудничеству 142 человека. Шестеро агентов внедрились в немецкие разведорганы. Было выявлено также 15 агентов противника.

Спецсообщение ОКР «Смерш» 33-й армии о выходе из тыла противника зафронтового агента «Ткач» и личного состава диверсионной школы абверкоманды-203. Февраль 1945 г.
Спецсообщение ОКР «Смерш» 33-й армии о выходе из тыла противника зафронтового агента «Ткач» и личного состава диверсионной школы абверкоманды-203. Февраль 1945 г.

Ближе к концу войны задачи зафронтовой агентуры по склонению курсантов и сотрудников разведшкол противника к работе в пользу советской контрразведки упростились. Чувствуя приближающийся крах фашистской Германии, эти люди охотно шли на контакт и любыми способами пытались загладить свою вину перед Родиной. Вот только один из примеров успешной операции такого рода. 21 января 1945 г. из тыла противника возвратился зафронтовой агент УКР «Смерш» 1-го Белорусского фронта «Ткач» (Алексей Стратонович Скоробогатов). Вместе с ним в расположение советских войск вышли начальник диверсионной школы абвергруппы-209, бывший офицер Красной Армии Юрий Евтухович, воспитательница женской группы школы Александра Гуринова и 44 диверсанта-подростка 15 — 16 лет.

Предыстория же этой операции такова. Младший командир Красной Армии Алексей Скоробогатов в августе 1942 г. попал в плен и во время нахождения в лагере военнопленных согласился на вербовку германской разведкой. После заброски в советский тыл он добровольно явился в органы госбезопасности. По заданию УКР «Смерш» 1-го Белорусского фронта 17 декабря 1944 г. Скоробогатов, под видом выполнившего задание, был переброшен в тыл противника с задачей склонить к переходу на советскую сторону одного из руководителей диверсионной школы абвергруппы-209 Евтуховича.

После возвращения к немцам он изложил подготовленную для него чекистами легенду, был хорошо принят руководством абверкоманды-203, награжден серебряной медалью и направлен в качестве воспитателя в диверсионную школу подростков при абвергруппе-209. Скоробогатов успешно выполнил задание. В январе 1945 г. Евтухович и воспитательница школы Гуринова вышли в расположение советских войск и вывели за собой всех подростков, слушателей школы. Кроме того, Алексей Стратонович сообщил важную для контрразведчиков информацию о 14 агентах немецкой разведки, подготовленных для переброски в тыл Красной Армии с диверсионными заданиями.

После вступления Красной Армии на территории государств Восточной Европы зафронтовая работа органов «Смерш» стала постепенно свертываться. Быстрое продвижение советских войск на запад и резкое, практически ежедневное, изменение линии фронта делали ее малоэффективной. К тому же большинство разведорганов противника либо было разгромлено вместе с их армейскими частями, либо расформировано, а их личный состав влился в обороняющиеся подразделения вермахта. На первый план выходили оперативные мероприятия по розыску нацистских преступников, пособников оккупантов и оставшейся агентуры противника.

1599 Просмотров