Битва на Волге

Оперуполномоченный ОО НКВД 326-го армейского инженерного батальона лейтенант госбезопасности Груздев показал себя смелым и решительным в период боевых действий под Сталинградом. Во время непрекращающихся обстрелов переправ он активно работал и помогал командованию в решении боевых задач. В числе враждебно настроенных лиц выявил немецкого шпиона.
Памятник в Волгограде «Чекистам, офицерам контрразведки Сталинградского фронта, солдатам и офицерам 10 дивизии войск НКВД, работникам милиции, погибшим при защите города от немецко-фашистских захватчиков. Август 1942 г. - февраль 1943 г.»
Памятник в Волгограде «Чекистам, офицерам контрразведки Сталинградского фронта, солдатам и офицерам 10 дивизии войск НКВД, работникам милиции, погибшим при защите города от немецко-фашистских захватчиков. Август 1942 г. - февраль 1943 г.»

Об участии сотрудников особых отделов в обороне Сталинграда свидетельствуют отдельные документы, которые дошли до наших дней в виде воспоминаний, справок, докладов и наградных листов на наиболее отличившихся военных контрразведчиков. Здесь фигурируют примеры непосредственного участия чекистов в боевых эпизодах, четкого выполнения заданий по наведению порядка в армейских частях, налаживанию связи между командными пунктами, пресече¬нию попыток дезертирства и трусости.

Увековечена память бойцов 10-й стрелковой дивизии внутренних войск НКВД, проявивших мужество и отвагу в критические дни сражения на Волге. Начальник особого отдела этой славной дивизии старший лейтенант госбезопасности П.Т. Твардовский, находясь на передовой, погиб от разрыва вражеской мины.

В отсутствие командира в августе — сентябре 1942 г. огромную ответственность при исполнении служебных обязанностей проявила секретарь особого отдела дивизии С.В. Цихонская. Она сумела в экстремальной обстановке сберечь имущество и все документы особого отдела дивизии, своевременно переправив их в безопасное место. По ее личной инициативе и при ее участии работала группа по разминированию местности вокруг КП дивизии в районе Астраханского моста. С.В. Цихонская лично обеспечивала бесперебойную необходимую документальную работу не только в отделе, но и в штабе дивизии. Собственным примером, как могла, помогала оперативному составу вести профилактическую работу по предупреждению проявлений трусости и паникерства. Приказом Военного совета Сталинградского фронта в декабре 1942 г. она была награждена медалью «За боевые заслуги». В представлении к награде звучала следующая формулировка: «За проявленное мужество и отвагу, за бдительность».

Орденом Красной Звезды Военный совет Сталинградского фронта наградил старшего оперуполномоченного ОО НКВД 271-го полка 10-й дивизии внутренних войск НКВД Л. Г. Антрохова. В его боевой характеристике, подписанной командиром и начальником штаба полка, говорилось следующее: «За время боевых действий полка, в период с 4 по 19 сентября 1942 г., т. Антрохов большую часть времени находился непосредственно в подразделениях, проводя работу по обеспечению успешных боевых действий. Своевременно принимал меры профилактического порядка по укреплению боевой дисциплины.

В критические моменты боя (в районе консервного завода и элеватора) своим вмешательством наводил порядок и собирал отходящих бойцов Красной Армии и одиночек нашего полка, организовывал наступление и участвовал в контратаке на наступавшего противника.

Станислава Войцеховна Цихонская, Евгений Иванович Лукашевич, Медаль «За боевые заслуги»
Станислава Войцеховна Цихонская, Евгений Иванович Лукашевич, Медаль «За боевые заслуги»
Трофейная аэрофотосъемка Сталинграда
Трофейная аэрофотосъемка Сталинграда
В Сталинграде оборонялся каждый дом
В Сталинграде оборонялся каждый дом

Проявил мужество как во время нахождения в подразделениях, когда последние вели напряженные бои, так и при переходе из подразделения в подразделение под огнем автоматов и пулеметов противника и во время бомбардировки с воздуха. Правильно и своевременно принимал меры к нарушителям приказа т. Сталина № 227, чем и способствовал повышению боеспособности подразделений».

Один из сохранившихся документов рас-сказывает о деятельности рядовых сотрудников Особого отдела НКВД 62-й армии, прошедших через ожесточенные бои с противником на подступах к Сталинграду и в самом городе в августе — ноябре 1942 г. Из этого документа стало известно следующее:

— оперативные работники Артамонов и Лукашевич, находясь на КП армии по заданию особого отдела, в условиях артиллерийско-минометных обстрелов и вражеских бомбардировок с воздуха ежедневно вели оперативную работу в дивизиях и бригадах, расследуя обстоятельства разоблачения агентов противника, перекрывая пути проникновения в тыл армии дезертиров и паникеров и наводя порядок в войсках;

— старший оперуполномоченный 1-го отделения ОО НКВД Малышев, по заданию начальника Особого отдела, с КП штаба армии, дислоцировавшегося в балке Дубовая, совершил несколько индивидуальных ходок по установлению связи с ОО НКВД 35-й гвардейской, 112-й и 196-й стрелковых дивизий. Эти подразделения попали в окружение в августе 1942 г. в связи с прорывом немецко-фашистскими войсками линии нашей обороны на восточном берегу Дона и отходом дивизий. Пешим порядком проходя через уязвимые в обороне противника места, он сумел разыскать и установить связь с начальниками особых отделений дивизий, получить и доставить в штаб необходимые сведения и материалы.

Указанные выше оперработники Артамонов, Лукашевич и Малышев награждены командованием медалями «За отвагу». Оперуполномоченный ОО НКВД 196-й стрелковой дивизии Мухачев во время боевых действий за Доном попал в немецкое окружение. Не растерявшись, он организовал группу командиров и бойцов, которой удалось выйти из вражеского кольца. Во время прорыва чекист лично уничтожил минометный расчет противника, но сам был ранен. В последующем Мухачев четко выполнял отдельные поручения по линии заградительной службы, неоднократно лично участвовал в боевых действиях подразделения.

Оперуполномоченный ОО НКВД 326-го армейского инженерного батальона лейтенант госбезопасности Груздев показал себя смелым и решительным в период боевых действий под Сталинградом. Во время непрекращающихся обстрелов переправ он активно работал и помогал командованию в решении боевых задач. В числе враждебно настроенных лиц выявил немецкого шпиона.

Метр за метром, к дзоту противника. 1942 г.
Метр за метром, к дзоту противника. 1942 г.

18 октября 1942 г. оперуполномоченный ОО НКВД 308-й стрелковой дивизии 1-й гвардейской армии И.А. Ткаченко находился на передовой линии огня вместе с наступающими батальонами, которые на северо-западном участке Сталинграда выполняли задачу по овладению двумя важнейшими высотами, где закрепился противник. Неожиданно, во время наблюдения за ходом боя, он обнаружил, что на стыке наступавших 251-го и 359-го полков в образовавшуюся брешь проникли четыре немецких автоматчика, переодетые в красноармейскую форму. Своим фланговым огнем фашисты начали уничтожать и выводить из строя прежде всего наших командиров, пытаясь тем самым посеять панику среди наступавших советских войск. Ткаченко незаметно приблизился к ним, а за тем гранатой и из автомата уничтожил троих, а четвертого пристрелила медицинская сестра, находившаяся рядом с ним на поле боя. Продвижению наших войск к одной из намеченных высот препятствовал кинжальный огонь дзота противника. Ткаченко взял с собой четырех автоматчиков, и эта небольшая группа, вооружившись противотанковыми гранатами, с риском для жизни пошла на выполнение задания командования. Отважным воинам по-пластунски, метр за метром, удалось приблизиться к цели и забросать огневую точку противника гранатами. Однако во время боя оперуполномоченный был смертельно ранен. За проявленное мужество и героизм Иван Антонович Ткаченко был представлен к награждению орденом Ленина посмертно.

17 ноября 1942 г. в бою в районе кладбища близ поселка Рынок геройски сражался с прорвавшими оборону немецкими войсками оперуполномоченный ОО НКВД 2-го батальона 124-й особой бригады младший лейтенант госбезопасности Григорий Яковлевич Коваленко. Вместе с группой бойцов и командиров он бросился на ликвидацию прорыва, и в ожесточенном бою, доходящем до рукопашной, противник, понеся огромные потери, был отброшен за передовую линию обороны. Во время боя Коваленко погиб и был по смертно представлен командованием к награде.

Медаль «За оборону Сталинграда»
Медаль «За оборону Сталинграда»

В конце октября 1942 г. оперуполномоченный ОО НКВД 39-й гвардейской стрелковой дивизии Павел Егорович Куприн в ходе боев за Сталинград непосредственно находился на огневом рубеже обороны вместе с командиром и комиссаром 7-го гвардейского стрелкового полка. В момент немецкой атаки он из автомата уничтожил четырех гитлеровцев, встал из окопа и направился к огневой точке в немецкий окоп. Фашистские солдаты оторопели от неожиданных действий советского контрразведчика. Куприн вплотную подошел к двум пулеметчикам и в упор расстрелял их. Но в этот момент он был тяжело ранен осколками разорвавшейся около него мины. Командование представило Куприна к награде.

Достойные примеры самоотверженности в бою проявил старший оперуполномоченный капитан госбезопасности Сергей Ефанов из особого отдела 37-й гвардейской стрелковой дивизии, которой командовал генерал- майор В.Г. Жолудев. По поручению начальника особого отдела НКВД дивизии Н.В. Флягина Ефанов находился в 109-м гвардейском полку, державшем оборону Сталинградского тракторного завода. 14 октября 1942 г. гитлеровцы окружили здание, в котором располагался командный пункт полка, начался яростный обстрел и штурм. Гвардейцы вступали в отчаянные рукопашные схватки за каждое помещение дома.

Участник боев за Сталинград, военный контрразведчик полковник Г.М. Шумилин в 50-летний юбилей Победы в Великой Отечественной войне вспоминал о своем боевом товарище: «Весь день 14 октября 109-й гвардейский полк был отрезан от главных сил дивизии и вел бой фактически в окружении. В этой сложнейшей ситуации никто не дрогнул и не сдался. Вместе со всеми сражались и военные контрразведчики. Когда сраженный пулей пал один из командиров, на его место встал капитан Ефанов, старший оперуполномоченный полка. Он поднял солдат и, находясь впереди, вместе с бойцами отразил атаку немцев. Но силы подходили к концу, и рота связи, где в это время находился Ефанов, очутилась в полном окружении. Сергей собрал уцелевших связистов, оставшуюся технику и сказал:

— Ребята! Попробуем пробиться к своим. Двум смертям не бывать, а одной не миновать! И остаток роты, руководимый Ефановым, рванул вперед, смял окружавших его врагов и соединился со своими.

Плакат художника П. Алякринского. 1944 г.
Плакат художника П. Алякринского. 1944 г.

Я написал это и вспомнил, что в битве на Дону, когда был тяжело ранен командир батальона Ковалев, Сергей Ефанов заменил его и поднял бойцов в атаку. Неподалеку взорвалась мина, и, словно кипятком, вдруг обдало правую, сжимавшую автомат руку Сергея. Боли в горячке боя он не почувствовал, все его внимание было сосредоточено в тот момент на подбегавших солдатах противника. Срезав их длинной очередью, капитан обнаружил, что ему неловко держать автомат. Два оторванных пальца на правой руке висели на лохмотьях кожи, сильно текла кровь.

Из личного архива ветерана военной контрразведки Л.Г. Иванова
Из личного архива ветерана военной контрразведки Л.Г. Иванова

—  А, черт, — выругался Сергей и, оглядевшись, увидел ползущего неподалеку санитара. Через пару секунд он был рядом.

—  Давай скорее, руби, мешают! — закричал Ефанов санитару.

Тот, вынув финку, отхватил висящие пальцы. Наскоро перевязав руку, Сергей Ефанов продолжал руководить боем. Вскоре удалось обратить противника в бегство, благодаря чему была удержана переправа, и немцам так и не удалось форсировать Дон на этом участке обороны.

Когда командиру дивизии генералу Жолудеву доложили о положении в батальоне, он спросил: «Командир батальона и начальник штаба вышли из строя, кто же командует боевыми действиями?» В штабе дивизии уже знали, что командование принял на себя старший оперуполномоченный полка капитан Сергей Ефанов.

Вечером, когда бой стих, Ефанов пошел в санчасть, чтобы перевязать руку, которая нестерпимо болела. Генерал Жолудев приказал вызвать отважного капитана к себе и попросил его рассказать все, как было.

—  Когда мои боевые товарищи выбыли из строя, — сказал Ефанов, — и я увидел, как немцы ожесточенно ведут огонь по боевым порядкам батальона и вот-вот овладеют переправой, я страшно разозлился. Вот так все и получилось. Я — не строевой офицер, товарищ генерал, я оперработник. Так что извините, если я сделал что не так.

—   То, что вы сделали, — сказал Жолудев, — не только правильно, но и похвально. Вы — настоящий командир, мужественный и храбрый человек. Благодарю вас за отличную службу.

Комдив подошел к небольшому металлическому сейфу, достал из него коробочку, вынул из нее и прикрепил к гимнастерке Ефанова орден Красной Звезды.

Эта была одна из первых боевых наград офицеров штаба дивизии.

Сто шестнадцать дней и ночей наша 37-я гвардейская стрелковая дивизия участвовала в великой битве на Дону и Волге — в самый тяжелый период борьбы с фашистами за Сталинград».

985 Просмотров