Командировка в Абвер

Абвергруппа, в которую собирался проникнуть Петр Прядко, занималась вербовкой агентуры в лагерях советских военнопленных, расположенных в Донецкой, Ростовской, Харьковской областях и Краснодарском крае.
П.И. Прядко. 1944 г.
П.И. Прядко. 1944 г.
Спецсообщение в НКВД СССР о возвращении из тыла противника зафронтового агента «Гальченко». Май 1942 г.
Спецсообщение в НКВД СССР о возвращении из тыла противника зафронтового агента «Гальченко». Май 1942 г.

Осенью 1941 г. танковым клиньям немецких групп армий «Центр» и «Юг» удалось сомкнуть кольцо окружения советских войск на Киевском направлении и охватить 21-ю, 5-ю и 37-ю армии Юго-Западного фронта. Больше недели советские войска вели кровопролитные бои в окружении, а затем разбились на многочисленные отряды и группы, которые стали предпринимать попытки самостоятельно выйти из окружения. Среди солдат и офицеров, запертых во вражеском котле, оказался и начальник склада горюче-смазочных материалов 5-й армии двадцативосьми - летний техник-интендант I ранга Петр Иванович Прядко. Два месяца с группой оборванных и голодных бойцов он пробивался к своим. Наконец, 27 ноября 1941 г. ему удалось перейти линию фронта в полосе боевых действий нашей 6-й армии.

Как и положено, «окруженец» Прядко сразу же попал в Особый отдел НКВД, где армейские контрразведчики проверили подлинность его документов, выяснили обстоятельства, при которых он попал в окружение.

В ходе беседы оперативный работник Особого отдела лейтенант госбезопасности Макеев обратил внимание на высокое интеллектуальное развитие интенданта, имевшего к тому же незаконченное высшее образование. Посоветовавшись с начальником отдела капитаном госбезопасности П.А.Рязанцевым, он предложил Петру Ивановичу вновь отправиться за линию фронта со специальным заданием. Немного подумав, тот дал согласие стать зафронтовым агентом органов военной контрразведки Юго-Западного фронта. В целях конспирации Прядко был присвоен оперативный псевдоним «Гальченко», которым он должен был подписывать свои сообщения из стана врага.

По заданию армейских чекистов он должен был внедриться в абвергруппу-102 при штабе 17-й пехотной армии вермахта, которая противостояла 6-й армии Юго-Западного фронта, с целью получения сведений об этом разведоргане и дезорганизации его работы.

Абвергруппа, в которую собирался проникнуть Петр Прядко, занималась вербовкой агентуры в лагерях советских военнопленных, расположенных в Донецкой, Ростовской, Харьковской областях и Краснодарском крае. Подбор и идеологическую обработку потенциальных агентов проводили специальные вербовщики. При группе функционировали краткосрочные курсы по подготовке разведчиков, диверсантов и радистов для последующей заброски в тыл Красной Армии. Наряду с обучением обычной агентуры специалисты из Абвера готовили резидентов, главным образом из числа местных жителей, предназначавшихся для длительной работы на советской территории.

После необходимой специальной подготовки и инструктажа в Особом отделе в ночь с 14 на 15 января 1942 г. Прядко переправили через линию фронта с легендой дезертира-перебежчика.

Оказавшись в руках у немцев, он был доставлен в город Славянск, где на сборно-пересыльном пункте содержались советские военнопленные. Вскоре в лагере появился абверовский вербовщик, который предложил Прядко сотрудничество с немецкой разведкой. Немного поторговавшись, Петр Иванович дал свое согласие на заброску в тыл Красной Армии с разведывательной миссией. Так началась оперативная игра с Абвером, в ходе которой агенту советской военной контрразведки придется в общей сложности шесть раз с риском для жизни пересечь линию фронта.

Для скоротечного инструктажа нового агента абверовцам хватило всего двух недель, и уже в ночь с 25 на 26 января Петр Прядко, получивший у немцев псевдоним «Петр Петренко», оказался с разведзаданием на советской территории. В Особом отделе 6-й армии он сообщил ценные сведения об Абвергруппе-102, ее официальных сотрудниках, а также о 12 агентах из числа бывших военнопленных, готовящихся к заброске в тыл Юго-Западного фронта.

Через два с половиной месяца Прядко получил задание закрепить свои позиции в абвергруппе. 14 апреля 1942 г. он был вновь переброшен на немецкую сторону, где в очередной раз сообщил абверовцам специально подготовленную для них в штабе 6-й армии дезинформацию. Однако его пребывание во вражеском разведоргане опять оказалось недолгим. Накануне крупномасштабного наступления под Харьковом немецкая военная разведка остро нуждалась в свежих сведениях о противостоящих частях Красной Армии, поэтому засылка шпионов шла по нарастающей. 17 мая 1942 г. в качестве агента Абвера «Петра Петренко» Прядко снова оказался на советской территории. На этот раз он помог советским контрразведчикам задержать четырех немецких шпионов, уже находившихся в расположении частей 6-й армии, и сообщил данные на 14 агентов, готовящихся к переброске через линию фронта.

П.А. Рязанцев
П.А. Рязанцев

Своими удачными ходками в тыл врага Прядко сумел завоевать высокий авторитет и доверие со стороны руководства Особого отдела фронта. В архивных документах сохранилась его краткая боевая характеристика. В ней оперативный сотрудник Особого отдела, который вел дело «Гальченко», отмечал: «По своим качествам исключительно толковый работник, грамотный, сообразительный, быстро и хорошо ориентирующийся в боевой обстановке. К заданиям относится серьезно и выполняет их точно, в соответствии с нашими указаниями».

Удостоверение личности П.И. Прядко на имя Петра Петренко, выданное в абвергруппе-102. 1943 г.
Удостоверение личности П.И. Прядко на имя Петра Петренко, выданное в абвергруппе-102. 1943 г.

Во второй половине мая 1942 г., после мощных ударов вермахта в районе Белгорода и Харькова, значительные силы Юго-Западного фронта оказались во вражеском котле. Такая же участь постигла войска 6-й армии и ее Особого отдела. В ожесточенных боях погибли или пропали без вести некоторые контрразведчики, курировавшие зафронтовую работу «Гальченко», в том числе и начальник особого отдела НКВД 6-й армии капитан госбезопасности Павел Андреевич Рязанцев. Из-за угрозы захвата чекисты уничтожили и оперативные документы отдела.

В создавшейся ситуации перед Петром Ивановичем Прядко возникла дилемма: либо вместе с красноармейцами пробиваться к своим, либо вернуться в немецкий разведорган. Убедившись, что выйти из окружения уже не удастся, Прядко решил использовать второй вариант. Он сдался в плен, назвал немцам условленный пароль и вскоре был доставлен в «родную» абвергруппу-102. На допросе у начальника группы подполковника Пауля фон Гопф-Гойера Прядко рассказал самостоятельно разработанную легенду о своих «приключениях» в советском тылу. Офицеры немецкой разведки сочли ее вполне правдоподобной и похвалили Прядко за находчивость и успешное выполнение задания. «Вы настоящий молодец, — сказал ему на ломаном русском языке Гопф-Гойер. — Вы так хорошо всех обманули и принесли еще сведения. Ваш случай нужно рассказать всем агентам и это для них будет поучительно. Если бы все такие были, как Вы, это было бы очень хорошо. Пока отдыхайте. Я скажу, чтобы Вам дали много денег, папирос и водки». Понятно, что две «удачные» заброски за линию фронта способствовали усилению позиций «Петра Петренко» в немецком разведоргане. После третьего возвращения в абвергруппу-102 ему поручили крайне ответственную работу — изготовление документов прикрытия, которыми разведорган снабжал засылаемую за линию фронта агентуру.

Приступив к новой работе, Петр Иванович вскоре заметил, что находится под пристальным наблюдением начальника канцелярии Валерия Шевченко, непосредственно занимавшегося переброской агентуры. Как устранить опасного предателя?

Обратив внимание на пристрастие Шевченко к спиртному, Прядко ждал удобного случая, чтобы скомпрометировать его перед руководством абвергруппы. Выбрав момент, когда Шевченко оставил без присмотра портфель с секретными документами, Прядко тайком вытащил из него бумаги, а затем ночью хладнокровно выбросил их в туалет и на улицу, недалеко от крыльца штаба абвергруппы. После обнаружения документов часовым в группе поднялся переполох. В результате верного нацистского пособника арестовала служба безопасности, и в группу он больше не вернулся. Ходили слухи, что в тот же день немцы его расстреляли.

Работу в абверовской канцелярии Прядко использовал для пользы дела. При изготовлении фиктивных документов он умышленно допускал мелкие неточности, которые впоследствии дали бы возможность советской контрразведке быстро выявить и обезвредить вражеского агента. Эта хитрость чуть было не стоила ему жизни. Проверяя документы у подготовленных к заброске агентов, заместитель начальника абвер группы, бывший петлюровский офицер Петр Самутин, обратил внимание на допущенные в них ошибки. Прядко тут же арестовали. Он находился на шаг от расстрела. Однако, сыграв на следствии «под дурачка», Прядко заявил, что неточности были сделаны им случайно из-за спешки в работе и неразборчиво написанных образцов. При няв во внимание прошлые «заслуги» удачливого агента «Петра Петренко», ему поверили, освободили из-под стражи и оставили в группе.

К октябрю 1942 г. Прядко собрал значительное количество сведений о дислокации немецких войск и абверовской агентуре, подготовленной к засылке в тыл Юго-Западного фронта. Учитывая недавний арест и возможные подозрения к нему со стороны немцев, Прядко решает возвратиться к своим. На случай задержания в прифронтовой полосе находчивый разведчик придумал очередную хитрость. Он изъял из портфеля сотрудника абвергруппы Романа Лысого деньги, которые тот должен был везти на передовую для вручения группе агентов. Когда при попытке перейти линию фронта в районе станицы Кабардинская Прядко был задержан германскими солдатами, то причину своего пребывания на передовой он объяснил необходимостью доставки денег, забытых его сослуживцем. Лысый же, обнаружив отсутствие в портфеле денег, подтвердил правильность объяснений Прядко и даже поблагодарил его за добросовестную службу. В результате этого позиции разведчика «Гальченко» в абвергруппе еще более упрочились.

 
г. Краснодар, ул. Комсомольская, д. 58 и ул. Седина, д. 10, где в период оккупации располагалась абвергруппа-102
г. Краснодар, ул. Комсомольская, д. 58 и ул. Седина, д. 10, где в период оккупации располагалась абвергруппа-102

Оставив на время мысль о возвращении к своим, Петр Иванович решил осуществить акцию по компрометации другого пособника оккупантов Романа Лысого, ведавшего непосредственной подготовкой и заброской агентуры. Зная о репутации Лысого как ярого украинского националиста, Прядко подложил в его папку со служебными документами несколько листовок ОУН, в которых содержались нападки как на «москалей», так и на немцев. Когда папка понадобилась тогдашнему начальнику абвергруппы-102 капитану Мартину Руделю, то, среди прочих бумаг, он обнаружил и националистические листовки. Вскоре Роман Лысый был изгнан из разведоргана, а его работа оказалась временно парализована.

В конце 1942 г. абвер группу возглавил новый начальник капитан Карл Гесс, зарекомендовавший себя как отпетый пьяница и распутник. Ослабление бдительности и дисциплины в группе «Гальченко» ловко использовал в своих интересах, причем довольно простым способом. В одну из темных ноябрьских ночей Прядко и привлеченный им для подпольной работы шофер группы Василий Матвиенко крупными буквами написали на стене здания, в котором размещалась абвергруппа, следующую фразу: «Здесь живут шпионы во главе с Гессом и прочими бандитами. Вам не уйти от заслуженной кары!».

Фотографии агентов абвергруппы-102, доставленные П.И. Прядко в органы советской контрразведки
Фотографии агентов абвергруппы-102, доставленные П.И. Прядко в органы советской контрразведки

Утром надпись была обнаружена. Немцы решили, что это дело рук местных партизан. Командованию пришлось принимать срочные меры по локализации последствий расконспирации местонахождения армейского разведоргана. В результате все агенты, проходившие в то время подготовку в абвергруппе, были возвращены в лагеря военнопленных. Многим официальным сотрудникам пришлось срочно менять псевдонимы, а Карл Гесс был отстранен от должности начальника.

Войдя во вкус, Прядко вскоре удалось «подставить» еще одного сотрудника абвергруппы фельдфебеля Аппельта, выполнявшего функции казначея и писаря. Воспользовавшись тем, что Аппельт ушел из дома, не закрыв квартиру, Прядко похитил из его портфеля секретные документы со списками агентуры и две тысячи рейхсмарок. За утрату важных документов немца тот час же отправили для расследования инцидента в Варшаву, в штаб «Валли», а обучавшихся агентов вновь вернули в лагеря военнопленных.

Лишенный связи с советской контрразведкой, Прядко периодически предпринимал попытки сообщить своим о том, что он жив, здоров и продолжает выполнять поставленные перед ним задачи. Для этой цели он подбирал надежных людей из числа местных жителей, которым оставлял записки для последующей передачи в Особый отдел НКВД наступающей Красной Армии. Так, в конце 1942 и в начале 1943 г. подобные записки были оставлены им у патриотически настроенных жителей Ростова-на-Дону и Краснодара. «Добрый день, дорогие! — писал Прядко в одной из них. — Очень жалею, что не имею возможности быть сейчас с вами — обстоятельства не позволяют. Но скоро обязательно буду. О ваших беспокойствах мне хорошо известно. Думаю, вы понимаете, что не от меня все зависит. Передать необходимое сейчас не могу».

Весной 1943 г., когда абвергруппа-102 располагалась в здании школы села Вороновицы Винницкой области, у «Гальченко» созрел дерзкий план ее уничтожения путем поджога. Через Матвиенко он привлек другого шофера группы Ивана и механика электростанции Николая. Однако Николай выдал немцам Матвиенко и Ивана. О Прядко как организаторе акции он, к счастью, не знал. Арестованные шоферы не выдали Прядко и тут же были расстреляны.

К осени 1943 г. прошло уже почти полтора года, как «Гальченко» находился в абвергруппе-102. Практически все это время он не имел связи с особым отделом, а информации для советской военной контрразведки у него накопилось достаточно. Прядко твердо решил любой ценой пробраться к своим, навстречу наступающей Красной Армии.

В сентябре он попросил у начальства отпуск якобы для эвакуации семьи, проживавшей на Полтавщине. «Ветерану» группы немцы пошли навстречу, его просьба была удовлетворена.

25 сентября 1943 г. Прядко покинул расположение абвергруппы. Пересидев некоторое время в кукурузном поле, он дождался прихода передовых частей Красной Армии, после чего явился в отдел контрразведки «Смерш». Встретили его с нескрываемым удивлением, поскольку давно считали «Гальченко» погибшим.

Итоги самоотверженной работы Петра Прядко в тылу врага впечатляют. Советская контрразведка получила от него подробные установочные данные на 101 (!) вражеского агента, причем на 33 ему удалось добыть фотографии. Это — прямой результат его работы в абверовской канцелярии. Кроме того, Прядко собрал характеризующие данные на 24 официальных сотрудника абвергруппы-102, сообщил подробные сведения о формах и методах ее работы, способах изготовления документов прикрытия для агентуры, а также ряд других ценных разведданных о противнике.

После освобождения от оккупантов города Полтавы, на основе информации, добытой Прядко, Управление контрразведки «Смерш» 2-го Украинского фронта арестовало семь агентов и одного содержателя конспиративной квартиры абвергруппы-102, оставленных немцами перед отступлением для проведения шпионской работы.

П.И. Прядко. г. Ростов-на Дону. 2002 г.
П.И. Прядко. г. Ростов-на Дону. 2002 г.

Об успешном выполнении зафронтовым агентом «Гальченко» задания военной контрразведки начальник ГУКР «Смерш» НКО СССР генерал-полковник В.С.Абакумов докладывал лично Верховному Главнокомандующему И.В.Сталину. За проявленное мужество и героизм в тылу противника Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 июня 1944 г. Петр Иванович Прядко был награжден орденом Красного Знамени.

Дальнейшее использование Прядко в операциях за линией фронта стало небезопасным для его жизни. Поэтому в том же 1944 г. он вернулся в войска на знакомую должность начальника склада горюче-смазочных материалов. День Победы застал его в польском городе Щецине.

По окончании войны майор Прядко до 1960 г. служил в армии, а после увольнения в запас работал на предприятиях города Ростова-на-Дону.

В июне 1996 г. приказом Директора ФСБ России 82-летнему ветерану Петру Ивановичу Прядко было присвоено звание «Почетный сотрудник контрразведки» и вручен соответствующий нагрудный знак, обладателями которого становятся лишь самые достойные из профессионалов отечественной спецслужбы.

1598 Просмотров