Балтийский флот

Морским контрразведчикам приходилось действовать в несколько специфических условиях в польских портах Гданьск и Гдыня, куда передислоцировались бригада траления, дивизион торпедных катеров и морских охотников КБФ. Это было связано с тем, что ОКР «Смерш» Балтфлота осуществлял свою деятельность на территории польского государства — союзника по антигитлеровской коалиции.

Созданный три столетия назад по воле Петра I Балтийский флот на всем протяжении своей истории являлся одним из основных оперативно-тактических морских соединений Российского государства.

Учитывая стратегическое положение Балтийского театра, флот всегда находился в центре внимания военно-политического руководства нашего государства. Балтийский флот в первую очередь пополнялся новыми боевыми кораблями, в его частях и соединениях апробировались и проходили испытания новинки военно-морской техники, в том числе минно-торпедного оружия, средств связи и другие. По сравнению с другими флотами пополнение Балтфлота техникой и кадрами шло более интенсивно.

На Балтике постоянно пересекались пути старых соперников — германской и российской военно-морских разведок, которые старалась любыми средствами получить достоверную информацию о потенциальном противнике.

Контрразведка российского Балтийского флота накопила немалый опыт противодействия устремлениям Германии. К сожалению, в 20-30 годах ХХ столетия этот опыт, а также формы и методы контрразведывательной деятельности были в значительной мере утрачены, лишь к началу 1940-х гг. ситуация стала выправляться.

Начальник ОКР «Смерш» БФ В.В. Виноградов
Начальник ОКР «Смерш» БФ В.В. Виноградов

Перед войной в соответствии с разработанной в СССР государственной программой по военно-морскому судостроению шло интенсивное пополнение Балтийского флота. К началу военных действий он представлял собой хорошо оснащенное и полностью укомплектованное военно-морское соединение. Флот имел и опыт ведения военных дейст ий на море, приобретенный в ходе советско-финляндской войны 1939-1940 гг. Помимо успехов, проведенные морские операции выявили ряд существенных недостатков на флоте. Морские контрразведчики оперативно сообщали командованию флота о всех недочетах, а иногда и провалах в проведении боевых операций на Балтике, организации и действиях сил ПВО и береговой обороны. Следует отметить, что направлявшаяся руководству страны и командованию информация содержала рекомендации и конкретные предложения по устранению этих ошибок.

Дом на улице Койдулы в Таллине, где в годы войны размещалось «Бюро Целлариуса»
Дом на улице Койдулы в Таллине, где в годы войны размещалось «Бюро Целлариуса»

К началу Великой Отечественной войны основная часть Краснознаменного Балтийского флота (КБФ) дислоцировалась в военно-морских базах Прибалтийских республик, недавно вошедших в состав СССР: Таллине, Риге, Лиепае, а также на островах Моонзундского архипелага и на полуострове Ханко. К этому времени в составе флота находились: 2 линкора, 2 крейсера, 2 лидера, 17 эсминцев, 4 минных заградителя, 71 подводная лодка и более 100 кораблей других классов (сторожевиков, тральщиков, торпедных катеров). ВВС флота насчитывали 656 самолетов, 20% из которых базировались на аэродромах Эстонии и Латвии.

Нахождение советского флота на территории Прибалтийских республик создавало благоприятные условия для разведывательно-диверсионной деятельности германских и финских разведорганов. Это объяснялось наличием в странах Балтии большого числа лиц, негативно относившихся к Советской власти. Здесь также были очень сильны националистические настроения. Уйдя в подполье, не прекращали своей деятельности полувоенные профашистские организации «Омакайтсе», «Кайтселиит» и «Исамаалиит» в Эстонии, «Айзсарги» в Латвии. Кроме того, на территории Прибалтики, особенно в Эстонии, оставалось много русских белоэмигрантов, бежавших из Советской России в 1918-1920 гг., а также бывших военнослужащих армии Юденича.

Фашистская Германия и ее разведывательные подразделения рассчитывали, что со стороны указанных сил будет оказана активная поддержка, которая поможет частям вермахта молниеносным ударом с суши занять советские базы в Прибалтике, захватить или уничтожить находящиеся там корабли Балтфлота, перерезать наши морские коммуникации и обеспечить себе морские фланги при дальнейшем наступлении сухопутных сил на Ленинград. Для реализации этих планов были брошены лучшие силы германской разведки.

Основную разведывательную деятельность против Балтийского флота в период войны осуществлял немецкий разведорган «Абвернебенштелле-Ревал» («АНСТ-Ревал»). Штаб этого подразделения находился на улице Койдула, в тихом и фешенебельном районе оккупированного Таллина — Кадриорге под вывеской «Бюро по вербовке добровольцев» или «Бюро Целлариуса». Во главе спецоргана стоял опытный разведчик — морской офицер фрегаттен-капитан Целлариус.

«АНСТ-Ревал» находился в подчинении разведоргана «Абверштелле-Остланд», дислоцировавшегося в Риге и руководившего всей разведывательно-диверсионной деятельностью германской разведки на северных участках фронта, в том числе против Балтийского флота. Одновременно в этом подразделении сосредоточивалась вся контрразведывательная деятельность в Прибалтике.

На первом этапе войны основной задачей «Бюро Целлариуса» стала диверсионная работа против наших войск. В дальнейшем главной задачей «Бюро» являлась разведывательная деятельность против советских частей армии и флота, контрразведывательная работа в оккупированной Прибалтике, а также разведработа в нейтральной Швеции.

В состав «АНСТ-Ревал» входили специальные пункты авиаразведки «Реферат-Люфт» (г. Таллин) и морской разведки «Реферат-Марине» (Ленинградская область). «АНСТ-Ревал» занимался вербовкой, обучением и переброской агентуры, организацией десантных групп для диверсий на побережье Балтийского моря и островах Финского залива. Этот разведорган располагал мощной радиостанцией, морским транспортом и авиацией, а также складами обмундирования, снаряжения, оружия и продовольствия, центральный из которых находился на улице Тоом-Кунинга в Таллине. Начиная с 1942 г. «АНТС-Ревал» создал широкую сеть своих разведшкол на территории Эстонии и Латвии.

Против КБФ активно действовал немецкий разведпункт КОФ — «Кригсорганизацион Финлянд», созданный в апреле 1941 г. и дислоцировавшийся в Хельсинки. Он также подчинялся «Абверштелле-Остланд» и работал в тесном контакте с «АНСТ-Ревал». Штат КОФ начитывал до 70 официальных сотрудников, главным образом немцев, частично финнов и эстонцев, в задачи которых входила организация разведывательно-диверсионной деятельности против частей Красной Армии и КБФ, морских и сухопутных десантных операций.

В частности, в первые же часы войны КОФом был переброшен на территорию Эстонии диверсионный отряд из эмигрантов-эстонцев «Эрна-II». В группу «Эрна» входило до 100 человек, включая несколько квалифицированных агентов немецкой и финской разведок. Первая половина группы катерами финских ВМС была выброшена на побережье бухты Кунда, а вторая — самолетами в уезде Харьюмаа Эстонской ССР. Диверсанты «Эрны» уничтожали советских военнослужащих и мирное население республики. К сожалению, нынешние власти Эстонии не препятствовали сооружению монумента этим головорезам: главный символ этого обелиска — финский нож — говорит сам за себя.

На команду разведоргана «Цеппелин» «Русланд Норд» возлагалось ведение военно- политической разведки в глубоком тылу Красной Армии и флота, совершение диверсий, организация терактов, руководство нацподпольем. Команда имела свои филиалы в крупных населенных пунктах прифронтовой полосы, поддерживавшие тесные контакты с другими немецкими разведывательными, контрразведывательными и карательными органами.

В январе 1944 г. в связи с поражением вермахта под Ленинградом и Новгородом гитлеровцы, просчитав ситуацию, накануне своего отступления из Прибалтики создали несколько разведорганов, специально предназначенных для разведывательно-диверсионной деятельности против частей нашей армии и КБФ. В их обязанности входило создание на оставляемой немецкими войсками территории разветвленной агентурной сети, диверсионных групп и подпольных националистических формирований. Одним из таких спецорганов был «Норд-Поль», который проводил особенно активную работу против Балтфлота.

Располагая кадрами опытных разведчиков, отличной материально-технической базой, значительными денежными средствами, сетью школ и подготовленной в них агентурой, «Норд-Поль», начиная с января 1944 г., развернул широкую деятельность по вербовке и обучению агентов, предназначенных для оседания в тылу Красной Армии и в портах Прибалтики. Этот орган заблаговременно создал в различных районах Эстонии, Латвии и Литвы разведывательно-диверсионные группы, во главе которых были поставлены опытные разведчики, специально подготовленные в Рижской разведшколе и в разведлагере в Восточной Пруссии. Группы были снабжены средствами связи, вооружением, продовольствием, поддельными документами, красноармейским и флотским обмундированием. На них возлагалось проведение террористических актов в отношении офицеров, солдат и матросов Красной Армии и КБФ, представителей Советской власти и партийных органов.

Улица Тоом-Кунинга, в Таллине, где размещалось одно из подразделений «Бюро Целлариуса»
Улица Тоом-Кунинга, в Таллине, где размещалось одно из подразделений «Бюро Целлариуса»

Аналогичным подразделением немецкой разведки, действовавшим в последний период войны, являлся передовой разведывательный пункт абверкоманды-166 («Фалост-1» — с января 1945 г. Восточная фронтовая разведка), который с мая 1944 г. развернул свою деятельность на территории Латвии, а позднее в районе окружения группировки вермахта в Курляндии.

«Фалост-1» имел спецшколу для подготовки радистов-разведчиков, диверсантов и террористов. Из окончивших ее агентов создавались группы в 5-10 человек, которые направлялись в стратегически важные районы Прибалтики и побережья Балтийского моря. Кроме того, формировались спецгруппы зафронтовых разведчиков в составе одного радиста и трех — пяти разведчиков-диверсантов. Для переброски агентуры в советский тыл немцы прибегали к различным способам: пешим порядком по льду Финского залива, на самолетах и плавсредствах группами от трех до пяти человек.

Обзор деятельности немецкого разведоргана «Фаллост-1» на территории Латвийской ССР. Сентябрь 1945 г.
Обзор деятельности немецкого разведоргана «Фаллост-1» на территории Латвийской ССР. Сентябрь 1945 г.

В Прибалтике функционировал целый ряд немецких разведшкол: в Риге, Валге, Вентспилсе, особенно много школ находилось в окрестностях Таллина (Кумна, Летсе, Кейла-Йоа), а также в Вана-Нурси и Вихула. В марте 1944 г., за полгода до вступления Красной Армии в Таллин, на окраине города, в Пирита, была создана еще одна разведшкола, в которой обучалось 25 человек. Характерная деталь: 24 курсанта — эстонцы, которые ранее находились в заключении в таллинской тюрьме. Во всех школах готовились разведчики, радисты и подрывники. Их комплектование велось главным образом за счет вербовки советских военнопленных, содержащихся в ближайших лагерях — в Риге, Таллине, Вильянди и других городах.

Как установили контрразведчики Балтфлота, военно-морской специализацией обладали разведшколы на мызах Кумна и Кейла-Йоа, которые комплектовались преимущественно из военнопленных моряков КБФ. В них готовились разведчики и диверсанты специально для заброски на базы и в тылы советского флота. Начальниками школ, как правило, являлись кадровые офицеры немецкой разведки, а штаты преподавателей, инструкторов, комендантов, старшин, административно-хозяйственного и обслуживающего персонала комплектовались из перешедших добровольно на сторону врага бывших командиров Красной Армии и ВМФ. В зависимости от специализации курсантам преподавали топографию, организацию и тактику РККА, методы работы органов НКВД и «Смерш», способы разведки и маскировки на местности, радиодело (прием и передачу радиограмм, кодирование и шифрование).

Первые крупные выпуски в разведшколах Прибалтики относятся уже ко второй половине 1942 г. Всего же за период своего существования они подготовили до 200 агентов. После того как эти школы попали под пристальное внимание контрразведчиков КБФ, в июне — июле 1944 г. все курсанты были вывезены в Нормандию.

В зависимости от методов работы неприятельской разведки на Балтийском театре войны варьировались и совершенствовались контрразведывательные мероприятия особистов и смершевцев по борьбе с агентурой противника.

На первом, самом тяжелом, этапе войны (в июне — декабре 1941 г.) контрразведчики Балтфлота вели работу по трем основным направлениям: выявление агентуры противника среди местного населения в районах дислокации соединений и частей КБФ; проведение заградительных мероприятий в тылу Красной Армии и ВМФ; перекрытие каналов проникновения агентуры противника на особо опасных и уязвимых объектах (в штабах и узлах связи КБФ).

Основную часть задержанных в тот период немецких агентов составляли лица из числа гражданского окружения флота в Прибалтике. При этом контрразведчики арестовали несколько человек с довоенным «послужным спи с ком».

Заградотрядом Особого отдела КБФ, в составе которого имелась группа оперативных работников и приданная им рота численностью 375 человек, были задержаны несколько бывших краснофлотцев Балт флота, попавших в плен к противнику. После окончания в Пскове краткосрочных курсов они были завербованы немецкой разведкой и заброшены в расположение наших частей в районе Копорского залива.

Первоначально заградотряд Особого отдела КБФ действовал исключительно на территории Эстонии, в районе Таллина и приморских городов. Кроме противодействия агентуре противника он вел борьбу с националистическими бандами, осуществлял розыск и задержание дезертиров из флотских и армейских частей.

В августе 1941 г., в разгар обороны Таллина, заградительный отряд героически сражался с врагом, защищая город. В ходе боев и эвакуации из Таллина отряд потерял убитыми и ранеными свыше 60% личного состава. В 1941-1942 гг. его заставы произвели до 6 тыс. задержаний. Из этого числа 167 человек было арестовано и осуждено, 11 расстреляно без суда и около 800 человек передано органам прокуратуры.

С июня по декабрь 1941 г., по приблизительным данным (точной статистики за этот период не сохранилось), флотскими чекистами было арестовано до 40 немецких агентов, задержанных в основном на территории Прибалтийских республик.

Вместе с тем вследствие недостаточного оперативного опыта чекистов в первые месяцы войны агентуре противника удавалось просочиться и осесть в частях и соединениях флота, что в дальнейшем отрицательно сказалось на работе нашей контрразведки. Оперативную деятельность особистов в тот период осложнила гибель во время боевых действий многих кадровых сотрудников Особого отдела КБФ, больше всего при эвакуации из Таллина в августе 1941 г. Надо сказать, что чекисты стали нести потери уже в первые дни войны, когда 27 июня 1941 г. на одном из эсминцев Балтфлота погиб оперуполномоченный Особого отдела младший лейтенант Н.П. Мухранов.

Флотские чекисты участвовали в боях по обороне военно-морских баз, привлекались командованием к проведению операций по ликвидации националистических вооруженных групп, наносивших удары по отступающим частям, сражались с вражескими морскими и воздушными десантами.

В период блокады Ленинграда (1941-1944) морским контрразведчикам пришлось столкнуться с непрекращающейся подрывной деятельностью агентуры противника. Для внедрения в КБФ немецкая разведка активно вербовала военнопленных моряков и жителей временно оккупированных советских территорий, особенно районов Ленинградской области, расположенных на южном побережье Финского залива. Кроме того, она на первых порах успешно внедряла в части и соединения флота захваченную агентуру разведотдела штаба КБФ. Этих лиц она перебрасывала в районы флотских баз, расположенных на островах Лавенсаари и Сескар, с заданиями разведать состояние береговой обороны, ее технических средств и гарнизонов. Масштабность заброски агентуры, а также близость фронта к основным базам КБФ еще в середине 1942 г. создали реальную угрозу проникновения значительного числа немецких разведчиков на флот и в осажденный Ленинград, поэтому от морских контрразведчиков потребовались значительные усилия по совершенствованию своей работы.

В этот период в целях локализации деятельности немецкой разведки, ликвидации ее агентуры, действовавшей в советском тылу, и защиты от проникновений на базы КБФ основными методами работы оперсостава стали мероприятия с применением возможностей зафронтовой агентуры, оперативной техники, а также более широкое использование заградительных действий. Благодаря этим мерам только с марта по май 1943 г. в районах указанных выше островов контрразведка арестовала 19 немецких агентов.

Вместе с тем полученные уже после войны данные свидетельствовали о том, что противнику в 1942-1943 гг. были заранее известны некоторые из подготавливаемых нашим командованием планов боевых операций в Финском заливе.

Например, из добытых агентурных материалов финской разведки стало очевидным, что выходы наших подводных лодок из Кронштадта на боевые операции довольно точно фиксировались во времени и по маршруту немецкой и финской разведками. Возможно, это и привело к самым большим за весь период войны потерям нашего подводного флота, когда за 1942-1943 гг. погибло более 15 подлодок КБФ. В частности, в октябре 1942 г. финской подлодкой «Весихииси» была потоплена подводная лодка С-7 под командованием Героя Советского Союза С.П. Лисина. Произошло это в момент всплытия советской подлодки в определенном квадрате, предусмотренном планом боевого похода.

Кроме того, в этот период войны окончилась неудачей значительная часть проведенных силами КБФ десантных операций (Петергофская десантная операция, десант на Ладоге), что заставляет предполагать вероятную осведомленность о них немецкой разведки и командования противника.

Наряду с широким применением своей агентуры для разведывательных целей немецкая разведка в течение 1942 и 1943 гг. совершила ряд попыток диверсионных налетов. Они осуществлялись силами специально подготовленных в морских разведшколах в Кейла-Йоа и Летсе агентов. Целями диверсантов являлись уничтожение Шепелевского маяка и его гарнизона, а также вывод из строя базы подлодок на острове Лавенсаари и торпедных катеров в Батарейной бухте.

Операция по взрыву Шепелевского маяка и уничтожению его гарнизона подготавливалась немцами в августе 1942 г. Для этого была сформирована десантная группа в составе 70 человек. Операцией руководил лично Целлариус. Первая попытка, предпринятая 27 августа, сорвалась из-за навигационных ошибок диверсантов. При второй попытке, 28 августа, налетевшим шквалом было опрокинуто одно из немецких десантных плавсредств. Крики о помощи оказавшихся в воде диверсантов позволили обнаружить противника, по которому с острова был открыт огонь на поражение. Не выполнив задание и потеряв несколько штурмботов, десант вернулся в Койвисто, а затем в Таллин.

После неудавшейся попытки взрыва Шепелевского маяка немецкая разведка в октябре 1943 г. готовила диверсионный налет на базу советских подводных лодок на острове Лавенсаари. Ставились задачи уничтожения находившихся там подводных сил КБФ, действовавших в западной части Финского залива и в Балтийском море. Однако эта операция немецким командованием по неизвестным причинам была отменена.

Докладная записка УКР «Смерш» НКВМФ СССР о попытках диверсий на кораблях. 1945 г.
Докладная записка УКР «Смерш» НКВМФ СССР о попытках диверсий на кораблях. 1945 г.

Третий крупный диверсионный акт под руководством Целлариуса готовился немецкой разведкой в середине октября 1943 г. в районе Устьинского мыса. Его целями являлись уничтожение одной из береговых батарей КБФ и захват «языка». Операция провалилась по нескольким причинам. Во-первых, не учитывалась обстановка на море: в октябре на Балтике стоит штормовая погода, которая и разбросала немецкие штурмботы. Во-вторых, эти штурмботы оказались бессильными перед волнами из-за неисправности двигателей. Их перед операцией вывели из строя трое наших бывших военнослужащих, обучавшихся в Кейла-Йоа и в других разведшколах противника. Патриотически настроенные советские моряки пытались таким образом вернуться к своим. К сожалению, по законам военного времени эти военнослужащие, фактически сорвавшие крупную диверсию, были задержаны на берегу ОКР «Смерш» Балтфлота и позднее осуждены к различным срокам заключения. В 1956 г. дело на них было прекращено за отсутствием состава преступления.

Борьба с агентурой противника в 1944 г. осуществлялась главным образом специально направленными в различные районы Прибалтики оперативными группами ОКР «Смерш» КБФ. К этому времени обстановка благоприятствовала советским контрразведчикам. Произошло окончательное снятие блокады Ленинграда, Красная Армия вела наступательные бои в Прибалтике и Финляндии, выходили на оперативный простор корабли Балтфлота.

Отдел контрразведки «Смерш» КБФ в то время уделял значительное внимание розыску и задержанию оставленной противником на освобожденной территории агентуры, захвату оперативных документов разведывательных и контрразведывательных подразделений немцев и финнов, выявлению и аресту предателей, изменников и пособников оккупантов. В 1944 г. было создано 14 опергрупп, которые направлялись в места дислокации разведшкол противника, а также в фильтрационные лагеря военнослужащих флота.

Советские контрразведчики флота также боролись с немецкими диверсионными группами, снабженными оружием, средствами связи и продовольствием. Как правило, эти группы состояли из агентов, подготовленных в разведшколах, а также из местных жителей, завербованных в период оккупации Прибалтики.

Кроме того, флотским контрразведчикам приходилось участвовать в оперативно-войсковых операциях против участников националистических вооруженных формирований.

В этой обстановке контрразведывательные подразделения КБФ при ведении розыскных мероприятий применяли как традиционные, так и новые методы и приемы борьбы с вражеской агентурой. Широко использовались специальные поисковые группы, розыскные учеты, агенты-розыскники и опознаватели, а также восстанавливались связи с агентурой, оставленной при нашем отступлении в 1941 г.

В результате деятельности опергрупп и вновь сформированных отделов ОКР «Смерш» КБФ на освобожденной от оккупантов территории Прибалтики за 1944 г. было выявлено и арестовано 137 немецких агентов. Кроме того, задержано 280 изменников, пособников и предателей.

Комплекс оперативно-розыскных мероприятий позволил в 1944 г. перекрыть каналы нелегального ухода заграницу, особенно в Швецию, лиц, в той или иной мере скомпрометировавших себя перед Советской властью. Так, в ночь на 31 октября при выходе из залива Хара-лахт чекисты перехватили катер, на котором находилось около 40 нелегалов. В течение ноября 1944 г. опергруппой было задержано еще несколько человек, намеревавшихся морским путем уйти за границу. 14 декабря 1944 г. были выявлены и задержаны лица, готовившиеся к нелегальной переправе в Финляндию в 30 километрах восточнее Таллина.

В том же 1944 г. контрразведчики КБФ наладили оперативную работу на военно-морских базах на территории Финляндии, куда в соответствии с договором о перемирии в октябре — ноябре перебазировалась часть кораблей и соединений КБФ. Необходимо было организовать изучение личного состава частей, дислоцирующихся в Финляндии, пресекать попытки иностранных разведок по вербовке наших военнослужащих. С учетом того что советские корабли стали ремонтироваться на финских судоремонтных заводах, усилия контрразведчиков сосредоточились также на предотвращении диверсионных актов и проявлениях саботажа. Особенно тщательно отслеживался ремонт подводных лодок КБФ.

В 1945 г., с вступлением советских войск в Германию, ОКР «Смерш» КБФ принимал все меры для борьбы с агентурой противника на занимаемой территории.

Вслед за наступающими частями в военноморские базы и приморские города, предназначавшиеся для базирования флота, направлялись специальные опергруппы ОКР «Смерш» КБФ для проведения операций по очистке новых баз от агентуры противника. Например, в Кенигсберге и Пиллау чекисты задержали 394 человека, из которых 216 было арестовано и передано для проверки опергруппам НКВД СССР.

При проведении операций опергруппами активно использовались около 50 агентов- опознавателей из числа немецкого гражданского населения.

Морским контрразведчикам приходилось действовать в несколько специфических условиях в польских портах Гданьск и Гдыня, куда передислоцировались бригада траления, дивизион торпедных катеров и морских охотников КБФ. Это было связано с тем, что ОКР «Смерш» Балтфлота осуществлял свою деятельность на территории польского государства — союзника по антигитлеровской коалиции.

Одновременно внимание опергрупп сосредоточивалось на работе в лагерях и пунктах сбора военнопленных — бывших военнослужащих Красной Армии и ВМФ, а также среди русского населения, вывезенного немцами из оккупированных районов СССР.

Опергруппа в полном составе выезжала на полуостров Хель (близ Гдыни), где находилась капитулировавшая только 9 мая 1945 г. группировка немецких войск. В этом районе оперативниками были задержаны и арестованы некоторые военнослужащие «Русской освободительной армии», занимавшие не последнее место во «власовской» иерархии.

Докладные записки ОКР «Смерш» БФ по делу арестованных агентов немецкого разведоргана «Фаллост-1». 1945 г.
Докладные записки ОКР «Смерш» БФ по делу арестованных агентов немецкого разведоргана «Фаллост-1». 1945 г.

За время работы контрразведчиков в польских приморских городах (с 3 апреля по 10 июня 1945 г.) было задержано 86 человек, из которых 17 арестованы, 18 переданы польским органам госбезопасности, а 50 направлены в фильтрационные лагеря и пункты НКВД.

В отличие от положительных результатов работы опергрупп ОКР «Смерш» КБФ в Кенигсберге, Пиллау, Гдыне и Гданьске флотская контрразведка практически не приняла никаких серьезных мер по организации оперативных мероприятий на датском острове Борнхольм, где 9 мая 1945 г. капитулировал немецкий гарнизон.

На остров вместо целого оперативного отдела направили только одного сотрудника, который должен был организовать фильтрационную работу и розыск вражеской агентуры. Он в течение двух суток искал начальника гарнизона, а розыскные мероприятия в это время осуществляли сотрудники «Смерш» армейских частей. Практически на нет была сведена и фильтрационная работа среди бывших советских военнопленных, находившихся в районе этой военно-морской базы.

Необходимо особо отметить деятельность опергрупп ОКР «Смерш» КБФ, направленных на Курляндский полуостров и в район Лиепаи, где 9 мая 1945 г. капитулировала крупная группировка гитлеровских войск. Так как эта армейская группировка длительное время находилась в окружении, то в ее составе оказались не успевшие эвакуироваться многочисленные разведывательные подразделения, проводившие до последнего дня активную работу в прифронтовых районах. Кроме того, в «Курляндском котле» оказались спасавшиеся от наступающих советских войск из мен ни ки и предатели, власовцы, каратели, агенты и диверсанты, активные участники националистических военизированных формирований.

На первом этапе указанные опергруппы КБФ сосредоточили свое внимание на розыске агентуры немецкого разведоргана «Фалост-1». Флотские контрразведчики еще в марте 1945 г., задолго до капитуляции курляндской группировки, задержали на побережье Балтики несколько групп этого разведоргана. Как правило, их участники получали задание по сбору информации о частях Красной Армии и ВМФ, военно-промышленных объектах и транспортных узлах. Кроме того, в их задачи входила организация диверсионных актов на стратегических коммуникациях в ближайших тылах советских войск.

Полученные в ходе следствия материалы (приметы и характеристики агентов и руководителей «Фалоста-1», адреса, явки и пароли) позволили чекистам активно вести розыскную работу. В результате форсированных оперативных мероприятий и с помощью агентов-опознавателей из числа перевербованных немецких разведчиков флотские контрразведчики выявили и арестовали 27 агентов и резидентов этого разведоргана. В ходе следствия были получены сведения на 86 официальных сотрудников и агентов «Фалоста-1», которые после арестов использовались в розыскной работе. В июне 1945 г. степень вины каждого агента определил Военный трибунал Лиепайской военно-морской базы.

1.	Докладная записка ОКР «Смерш» БФ по следственным делам агентов немецкого разведоргана «Фаллост-1». 2. Временное положение о школе зафронтовых разведчиков ОКР «Смерш» КБФ. Апрель 1944 г.
1. Докладная записка ОКР «Смерш» БФ по следственным делам агентов немецкого разведоргана «Фаллост-1». 2. Временное положение о школе зафронтовых разведчиков ОКР «Смерш» КБФ. Апрель 1944 г.

За двухмесячный период работы опергруппа ОКР «Смерш» КБФ в Курляндии задержала 113 человек, из которых было арестовано и осуждено 92.

На всем протяжении войны одним из важных направлений деятельности контрразведчиков КБФ являлась зафронтовая работа.

Плакат художника С. Боима. 1943 г.
Плакат художника С. Боима. 1943 г.

Уже с осени 1941 г. флотская контрразведка развернула свою деятельность на этом участке по двум основным направлениям: оставление на оседание конфиденциальных источников на военно-морских базах Латвии и Эстонии при отступлении наших войск; осуществление заброски агентуры на временно оккупированные территории страны.

В течение 1941 г. Особый отдел КБФ организовал заброску в различные пункты Эстонии и Ленинградской области 94 зафронтовых агентов, из которых 7 человек по не установленным причинам не вернулись. Следует отметить, что разведчики КБФ на первых порах, как правило, не имели серьезной спецподготовки, и поэтому перед ними ставились довольно примитивные задания: визуальная разведка и проведение диверсий. Их перебрасывали через линию фронта, обычно группами от двух до шести человек, так называемой «зеленой тропой». На пять-шесть человек выдавались один-два пистолета и три-четыре ручные гранаты, в основном же оружие добывалось в боях. На выполнение задания разведчики отправлялись, имея в кармане только не сколько сухарей.

Серьезного оперативного значения первоначальные зафронтовые операции контрразведки не имели, поэтому в феврале 1942 г. все действующие источники в тылу врага из Особого отдела КБФ были переданы на связь в УНКГБ Ленинградской области или Разведотделу Ленинградского фронта.

Для тщательной подготовки и детального обучения разведчиков, готовившихся к зафронтовой работе, ОКР «Смерш» КБФ в 1943 г. была создана специальная разведывательная школа. Одновременно в качестве кадров для зафронтовых операций привлекались немецкие агенты из числа бывших военнопленных КБФ, заброшенных в наш тыл.

С февраля 1943 г. зафронтовая работа велась по следующим основным направлениям: выявление каналов проникновения немецкой агентуры на флот, ее перевербовка и использование для внедрения в разведку противника; восстановление связей с ранее оставленными на оседание в немецком тылу негласными помощниками и связными, а также организация контрразведывательной работы на бывших базах КБФ и в местах дислокации германских разведцентров.

Сопроводительное письмо ОКР «Смерш» БФ к плану зафронтовой агентурной операции «Циклон». 15 марта 1944 г.
Сопроводительное письмо ОКР «Смерш» БФ к плану зафронтовой агентурной операции «Циклон». 15 марта 1944 г.
Титульный лист задания агенту «Балтийский». Сентябрь 1943 г.
Титульный лист задания агенту «Балтийский». Сентябрь 1943 г.

Для облегчения перехода через линию фронта в тыл к немцам наших разведчиков и для перехвата вражеской агентуры в феврале 1943 г. флотская контрразведка КБФ организовала отряд агентов-боевиков в количестве 12 человек. Личный состав контрразведывательного отряда прошел специальную лыжную подготовку на двух постоянных базах — на острове Сескар и в Ораниенбаумском районе. Отряд действовал группами по два-три человека в ближайших тылах противника — Лужской губе, на побережье Копорского залива и на Курголовском полуострове.

За время своего существования личному составу спецподразделения удалось вывести из тыла противника и доставить на остров Сескар шесть разведчиков флота, собрать ценные разведданные об укреплениях и системах охраны позиций немцев на Курголовском полуострове. В марте 1943 г. лыжники задержали на берегу Финского залива двух агентов немецкой разведки.

Всего в течение 1943 г. в тыл противника был заброшен 31 агент, из них 24 возвратились после выполнения задания, 1 погиб и 6 не вернулись.

В 1943 г. контрразведка КБФ провела ряд зафронтовых операций. В частности, осуществила выброску группы из четырех человек в Волосовский район Ленинградской области, успешно решившей задачу по перевербовке немецкого агента из волосовского разведпункта (операция «Залив»). Успех операции не удалось развить из-за эвакуации абвергруппы-312 в Германию.

В проведении зафронтовой работы не все проходило гладко. Военно-морской контрразведке не удалось проникнуть на военноморские базы в Прибалтике или успешно внедриться в школы немецкой морской разведки на временно оккупированной территории. Так, в октябре 1943 г. сорвалась операция «Прибой», предусматривавшая заброску в район Палдиски (Эстония) двух агентов с заданием внедриться в разведшколу на мызе Летсе. После выброски связь с группой не установилась, и дальнейший ее розыск не дал никаких результатов.

В 1944 г. ОКР «Смерш» КБФ проводились сложные зафронтовые операции, рассчитанные на внедрение нашей агентуры в разведцентры противника с целью вскрытия каналов проникновения немецкой агентуры на базы советского флота. В силу военно-морской специфики эти операции получали характерные кодовые наименования: «Шторм», «Циклон», «Бухта», «База», «Риф», «Маяк».

Материальная база для зафронтовых операций к тому времени значительно расширилась. Флотская контрразведка уже достаточно хорошо изучила оперативную обстановку в местах проведения операций. К этому времени набирала силу и подготовка разведчиков в разведшколе ОКР «Смерш» КБФ. В тот период в ней готовились резиденты, специальные агенты-бойцы, радисты и связные. Весь личный состав школы находился на конспиративных квартирах, учебные программы составлялись применительно к каждому направлению оперативных мероприятий. Для всех категорий лиц, намеченных к ведению зафронтовой работы, предусматривалось изучение топографии, стрелкового дела, основ оперативной деятельности, конспирации, а также серьезная физподготовка. Все это сопровождалось существенными положительными событиями на фронтах войны, что способствовало успешному проведению операций.

Из 26 заброшенных в 1944 г. зафронтовых выпускников возвратились 13, погибли 6. Судьба остальных, к сожалению, так и не была установлена.

Наиболее удачно в 1944 г. развивалась зафронтовая операция «Риф». 9 августа в район Лиепаи была заброшена группа в составе разведчика «Резвого» и квалифицированного радиста «Свешникова». Целью заброски было установление связи с тремя агентами, оставленными на оседание в 1941 г. в Лиепае. «Резвому» удалось восстановить связь с одним из них, а также привлечь к работе трех новых агентов, при помощи которых после выполнения задания он перешел линию фронта. После освобождения Лиепаи «Резвый» и другие привлеченные им в интересах контрразведки лица в составе опергруппы ОКР «Смерш» КБФ использовались в качестве опознавателей.

В 1945 г. зафронтовая работа флотских чекистов нацеливалась главным образом на военно-морские базы Германии, а также на Лиепаю и Вентспилс. Для реализации этих целей в Риге в течение пяти месяцев находилась специальная оперативная группа, организовавшая шесть зафронтовых операций: «Луч», «Якорь», «Штурм», «№ 12», «Штурвал» и «Фриц». В итоге опергруппа провела четыре операции, одна была прекращена, а другая приостановлена из-за гибели агента.

Наиболее успешно была реализована операция под названием «Штурвал». Заброшенный в ходе нее в немецкий тыл зафронтовой разведчик «Мастер», легализовавшись в Лиепае, привлек к сотрудничеству пять агентов, от которых получил ценную информацию для командования, в том числе сведения, облегчившие розыск сотрудников немецкого разведцентра.

В общей сложности с начала 1944 г. и до окончания Великой Отечественной войны было разработано 13 зафронтовых операций, из них 12 осуществлены. Для их обеспечения было подготовлено 35 зафронтовых агентов, из которых 31 заброшен в тыл противника. Возвратились после выполнения задания 16, погибли 7, пропали без вести 8 человек.

Всего же при исполнении своих служебных обязанностей за время войны погибли 44 флотских контрразведчика, 85 сотрудников пропали без вести.

Правительство и командование КБФ высоко оценили заслуги чекистов Балтики перед Родиной: 631 сотрудник контрразведки получил правительственные награды.

2409 Просмотров