Работать по-фронтовому

Для борьбы с дезертирством на дорогах, железнодорожных узлах и для прочесывания с этой целью лесов создавались подвижные заградительные отряды из военнослужащих, куда включались оперативные работники органов 3-го Управления. С началом войны продолжались реор­ганизация третьих отделов особых военных округов и армий и поиск наиболее эффективных форм организации работы военной контрразведки.

В связи с началом войны во все военные окру­га и в 3-й отдел Дальневосточного фронта пошла директива 3-го Управления НКО СССР № 34794, которая предписывала третьим под­разделениям частей и соединений, направляв­шимся в районы военных действий, активизи­ровать оперативно-розыскную работу. Перед армейскими чекистами были поставлены следующие задачи: выявление агентуры против­ника, нацеленной на акции шпионажа, терро­ра и диверсий, предотвращение утечки секрет­ных сведений из штабов и узлов связи в армии, предупреждение случаев перехода на сторону врага и дезертирства, борьба с распростране­нием листовок противника, провокационных и панических слухов. Каждый оперативный работник в армейской среде обязан был быст­ро, четко и неуклонно выполнять поставлен­ные перед ним задачи, а начальники особорганов — немедленно информировать обо всех недочетах командование и с его помощью исправлять положение. В директиве содержа­лось указание об упорядочении и упрощении ведения оперативных дел, причем в Действу­ющей армии военные контрразведчики долж­ны были на отдельных из них делать отметку «фронтовое».

Приказы начальника 3-го Управления
Приказы начальника 3-го Управления

Армейским чекистам снова, теперь уже в боевой обстановке, приходилось перестраивать свою деятельность. 27 июня 1941 г. в третьи отделы военных округов, фронтов, армий и третьи отделения дивизий срочно была направлена директива № 35523 о работе военной контрразведки НКО СССР в частях Красной Армии, действующих на фронте, в ее тылу, по охране военных объектов, по борьбе с дезертирством и о деятельности на территории противника. Согласно директиве оперативные работники военной контрразведки всех уровней должны были находиться как при штабе действующей части, так и в первых эшелонах при командных пунктах, причем место оперработников обусловливалось складывавшейся военной обстановкой. Они обязаны были все время быть в курсе планов командования. В их обязанность входило информирование командования по всем выявленным недочетам в армейских подраз-делениях во время подготовки к маршу или в процессе движения, при подготовке к атаке и в период самого боя. Важнейшей задачей особистов было сохранение секретности военных операций и замыслов командования.

Фронтовая дорога
Фронтовая дорога
Немецкие самолеты-разведчики так видели сердце столицы 22 июля 1941 г.
Немецкие самолеты-разведчики так видели сердце столицы 22 июля 1941 г.

Органы 3-го Управления наделялись правами ведения дознания, расследования и следствия по всем фактам преступной деятельности военнослужащих и лиц из числа гражданского окружения по делам, связанным с военнослужащими. С санкции вышестоящего начальника и командования начальник органа 3-го Управления имел право ареста военнослужащих всех степеней, например, лиц среднего начсостава - с санкции Военного совета армии или фронта, старшего и высшего начсостава — с санкции народного комиссара обороны.

Охрана тыла Действующей армии в основ­ном сводилась к обслуживанию военных дорог и всех видов транспорта. В этих целях по особому указанию создавались 3-и отделе­ния дорог для контроля транспорта, военных грузов (особенно боеприпасов), которые направлялись к линии фронта. Войсковые склады и ремонтные базы обслуживали спе­циально выделенные оперативные сотрудники военной контрразведки.

Для борьбы с дезертирством на дорогах, железнодорожных узлах и для прочесывания с этой целью лесов создавались подвижные заградительные отряды из военнослужащих, куда включались оперативные работники органов 3-го Управления. Они имели право задержания и предварительного расследова­ния в срок от одного до двух дней с дальней­шей передачей задержанных по подсудности.

Директива № 35523 не предусматривала ведения активной зафронтовой работы на территории, занятой противником. Предус­матривалась только возможность деятельнос­ти зафронтовой агентуры на глубину до 100 км от линии фронта, что должно было быть согласовано с соответствующими органами военной разведки НКО СССР.

В это время продолжалась частичная реор­ганизация третьих отделов особых военных округов и армий. Комплектовались контрраз­ведывательные отделения в составе трех групп: с функциями борьбы со шпионажем, националистическими и другими антисовет­скими организациями и группами, а также с антисоветскими элементами. Контрразве­дывательные отделения создавались при тре­тьих отделах армий и фронтов.

9 июля 1941 г. 3-е Управление НКО СССР направляет в отделы фронтов и армий дирек­тиву о введении табеля срочных донесений на военное время, согласно которому предусма­тривался бесперебойный обмен информаци­ей между органами военной контрразведки. В документе, в зависимости от характера и содержания донесений, подробно расписы­вались сроки предоставления информации: от самых срочных (немедленно, к 23 часам ежедневно и т.д.) до двух раз в месяц, способы донесений, а также адресаты, необходимые в тех или иных случаях и ситуациях.

В связи с военной обстановкой начальник 3-го Управления НКО СССР А.Н. Михеев специальным приказом наркома обороны СССР был наделен правом производить все перемещения и назначения личного состава центральных и периферийных органов вплоть до заместителей начальников третьих отделов округов и фронтов и допускать к исполнению обязанностей ранее утвержденных в должностях начальников этих отделов.

Развитие событий потребовало от совет­ской военной контрразведки обратить самое пристальное внимание на охрану аэродромов и службу противовоздушной обороны. По тревожным донесениям из штаба Запад­ного фронта можно было понять, что против­ник располагает довольно точными данными о дислокации аэродромов, сведениями о про­исходящих на них изменениях, в том числе об отсутствии или наличии на них самолетов-ис­требителей. Такая информация позволяла немецким ВВС проводить успешные бомбар­дировки советских аэродромов и складов. 10 июля 1941 г. А.Н. Михеев подписывает две срочные директивы об усилении их охраны. В числе прочих мер предусматривалось круг­лосуточное дежурство оперативного состава третьих отделов, организация ими личного наблюдения на аэродромах и аэроузлах, на пунктах и в частях ПВО, усиленное внима­ние к гражданскому окружению на важней­ших для армии объектах. В ряде случаев предусматривалось личное вмешательство опера­тивных работников при обнаружении сиг­нальщиков, проникновении на объекты посторонних и подозрительных лиц, а также срочное информирование командования по фактам скученности и несвоевременной заправки самолетов на аэродромах и посадоч­ных площадках, ухода личного состава от сво­их машин и о других недочетах.

Аэрофотосъемка бомбежки крупного железнодорожного узла на территории СССР. 1941 г.

Аэрофотосъемка бомбежки крупного железнодорожного узла на территории СССР. 1941 г.

Трофейная аэрофотосъёмка
Трофейная аэрофотосъёмка

В соответствии с постановлением ГКО СССР совместным приказом наркомов обороны и Военно-Морского Флота от 13 июля в системе третьих управлений были созданы отделения военной цензуры, которые получали полномочия осуществлять гласный политический контроль за всей воинской корреспонденцией в Красной Армии и Военно-Морском Флоте СССР. Согласно утвержденному положению часть корреспонденции, содержащая военную тайну и сведения, не подлежавшие оглашению, могла быть конфискована, а такого рода тексты, не носившие злонамеренного и враждебного характера, могли зачеркиваться или вырезаться. На письмах при направлении их адресатам ставился штамп «Просмотрено военной цензурой». Отделения военной цензуры в Действующей армии находились при штабах, а на территориях в тылу советских войск - в служебных помещениях Наркомата связи при военно-сортировочных пунктах, военно-почтовых базах, отделениях и станциях флота. Однако уже в августе 1941 г. в связи с реорганизацией отделения военной цензуры при военно-почтовых базах были переданы в ведение 2-го спецотдела НКВД СССР, а оперативное руководство этими структурами осталось за особыми отделами округов, фронтов и армий.

 

В начальный период войны продолжался поиск наиболее эффективных форм организации работы военной контрразведки. После образования по Постановлению ГКО СССР от 10 июля 1941 г. аппаратов главнокомандующих Северо-Западного, Западного и Юго-Западного направлений для обеспечения главкомов действенной и своевременной информацией о состоянии подчиненных им войск всех пяти фронтов совместным приказом по третьим управлениям НКО СССР и НКВМФ от 15 июля при ставках главкомов создавались соответствующие третьи отделы. По замыслу наркомов обороны и флота, такая реорганизация позволяла третьим отделам фронтов, флотов и флотилий оперативно информировать главкомов К. Е. Ворошилова, С.К. Тимошенко и С.М. Буденного обо всех имеющихся материалах контрразведки и выполнять их указания.

Письма с фронта
Письма с фронта
Постановление ГКО о преобразовании органов 3-го Управления в особые отделы
Постановление ГКО о преобразовании органов 3-го Управления в особые отделы

 

 

Однако эти меры не устроили руководство страны. Им был поставлен вопрос о необхо­димости централизации в обеспечении госу­дарственной безопасности государства и его Вооруженных Сил. Новая реорганизация началась с органов военной контрразведки. 17 июля 1941 г. И.В. Сталин подписал постановление ГКО СССР «О преобразовании органов 3-го Управления НКО СССР в осо­бые отделы НКВД СССР». В центре было создано Управление особых отделов (УОО) Наркомата внутренних дел во главе с замести­телем наркома внутренних дел, комиссаром госбезопасности III ранга В.С. Абакумовым, а на местах особые отделы (ОО) НКВД фрон­тов, округов, армий, корпусов, дивизий и гар­низонов укрепленных районов. Одновремен­но начальники особых отделов дивизий и уполномоченные особых отделов в полках подчинялись военным комиссарам. Бывший начальник 3-го Управления НКО СССР А.Н. Михеев в звании комиссара госбезопасности III ранга был назначен на должность начальника ОО НКВД Юго-Западного фронта.

Согласно постановлению ГКО, в числе главных задач военной контрразведки были названы борьба со шпионажем и предательством в частях Красной Армии, ликвидация дезертирства в прифронтовой полосе. На следующий день в приказе по НКВД СССР Л.П. Берия уточнил, что смысл преобразования состоит в том, чтобы «повести беспощадную борьбу со шпионами, предателями, диверсантами, дезертирами и всякого рода паникерами и дезорганизаторами». Постановление ГКО наделяло особые отделы НКВД правами производства арестов дезертиров, а в необхо­димых случаях, как было сказано, и расстрела их на месте. Постановление ГКО наделяло особые отделы НКВД правами производства арестов дезертиров, а в необходимых случаях, как было сказано, и расстрела их на месте.

Страшные дороги отступления. 1941 г.
Страшные дороги отступления. 1941 г.
В обороне. 1941 г.
В обороне. 1941 г.

В прифронтовой полосе в распоряжение особых отделов передавались вооруженные отряды из числа войск НКВД. Руководство этими войсками обязывалось в двухдневный срок представить расчет численности войск и вооружений, выделенных для военной контр­разведки. Было принято решение практически за неделю, точнее до 25 июля 1941 г., укомплек­товать указанные части из личного состава войск НКВД по охране тыла Действующей армии и передать их в подчинение начальников особых отделов. При особых отделах фронтов формировались стрелковые батальоны, при особых отделах армий — роты, при особых отделах дивизий и корпусов — взводы.

На оборонительных позициях. 1941 г.
На оборонительных позициях. 1941 г.

Боевая обстановка потребовала повыше­ния эффективности заградительной службы. Месячный опыт борьбы с агентурой немец­кой разведки показал, что противник активно использует бывших военнослужащих Крас­ной Армии, которые под видом побега из пле­на направлялись для «внедрения» в советские войска. Военные контрразведчики выявляли лиц, которые имели задания не только шпи­онско-диверсионного характера, но и веде­ния пораженческой агитации, распростране­ния провокационных слухов, склонения военнослужащих РККА к переходу на сторо­ну врага и сдаче в плен.

Директива УОО НКВД СССР от 28 июля 1941 г. обращала внимание начальников осо­бых отделов фронтов и округов на недостатки организации и деятельности заградительных отрядов, особенно при обязательной проверке всех без исключения военнослужащих, кото­рые неорганизованно пробирались с линии фронта в прифронтовую полосу, попадали в другие части, предъявляли документы, вызывавшие подозрения, которые, как выяс­нялось впоследствии, готовились германской разведкой. Были установлены факты поверх­ностных проверок такого рода военнослужа­щих, которые подчас проводились не опера­тивным составом контрразведки, а военными. В связи с этим директива указывала, что все без исключения опросы задержанных заградотрядами или выявленных в частях подозри­тельных лиц должны проводиться только опе­ративниками особых отделов.

Документы свидетельствуют, что к выпол­нению задач по борьбе со шпионами, дезерти­рами и паникерами, обозначенными в поста­новлении ГКО от 17 июля 1941 г. и в приказах НКВД СССР, фронтовые контрразведчики приступили немедленно. Так, Особый отдел НКВД Северо-Западного фронта 22 июля подготовил соответствующую директиву и подробную инструкцию для особых отделов дивизий, корпусов и армий, а Особый отдел НКВД Северного фронта — спецсообщение от 31 июля. В последнем, в частности, отмеча­лось, что реорганизация увеличила авторитет особых отделов, а работа в прифронтовой полосе стала координироваться с территори­альными органами НКВД.

Указ Президиума Верховного Совета СССР от 20 июля 1941 г.
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 20 июля 1941 г.
Приказ НКВД СССР № 00983 от 31 июля 1941 г.
Приказ НКВД СССР № 00983 от 31 июля 1941 г.

20 июля 1941 г. было принято решение об объединении НКВД и НКГБ в единый Народ­ный комиссариат внутренних дел СССР во главе с Л.П. Берия. Это решение объяснялось «переходом от мирного времени на военные условия работы». Указ Президиума Верховного Совета СССР был опубликован в «Правде» на следующий день. Реорганизация 3-го Управле­ния НКВМФ СССР была оформлена поста­новлением ГКО СССР от 10 января 1942 г., согласно которому его функции были переда­ны соответствующему подразделению Управ­ления особых отделов НКВД СССР.

Штаты центрального аппарата УОО НКВД СССР были утверждены 15 августа 1941 г. и дополнительно 24 января 1942 г. Руководст­во по оперативному обслуживанию основных родов войск было сосредоточено в 4-м отделе, войск НКВД — в 6-м отделе, ВВС — во 2-м отделе, а ВМФ — в 9-м отделе Управления.

Летом 1942 г. в структуре УОО НКВД про­водились некоторые изменения, уточнялись объекты оперативного обслуживания и дава­лись указания по характеру информации, поступающей из особых отделов.

При Высшей школе НКВД СССР уже с 26 июля 1941 г. начали функционировать курсы подготовки оперативных работников для осо­бых отделов численностью 850 человек. За годы войны для Действующей армии было подготовлено 2417 чекистов. По мере необхо­димости курсы краткосрочного обучения создавались и на местах. Процесс концентра­ции всех разведывательных и контрразведы­вательных подразделений органов госбезо­пасности в течение года был завершен.

 

В этом здании в Кисельном переулке в Москве размещалась школа НКВД СССР
В этом здании в Кисельном переулке в Москве размещалась школа НКВД СССР
1099 Просмотров